Как финны евреев сдавали

06.11.2015

6 ноября 1942 года финские власти передали немцам восемь советских евреев, семь из которых были убиты. В течение последующих 58 лет Финляндия старалась убедить весь мир, что они были отданы в гестапо как обычные военнопленные, а не как евреи, что никто и «не подозревал» об их дальнейшей участи и что Финляндия – единственная страна континентальной Европы, которая никак не запятнала себя в трагедии Холокоста.

На вершине одного из холмов вблизи Хельсинки установлен простой обелиск, на каменной плите которого выбиты имена восьми евреев, депортированных властями Финляндии 6 ноября 1942 года в занятый немцами Таллин и переданных в гестапо. Все они, кроме одного, погибли. Открывая памятник жертвам Холокоста в 2000 году, премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен назвал их выдачу гестапо «позорной страницей в истории Финляндии». Именно тогда он впервые попросил прощения от имени правительства и всех финнов, отметив, что «новому поколению следует рассказывать о Холокосте так же, как им рассказывают и о славных страницах в истории Отечества».

До этого момента официальная оценка участия Финляндии во Второй мировой войне укладывалась в слова президента Финляндии Мартти Ахтисаари, который в 1995 году заявил: «Мы единственная страна континентальной Европы, щит которой был не запятнан, которой нечего скрывать, которой нечего стыдиться, и у которой есть многое, о чем с гордостью можно вспоминать». Вот только до 2000 года никто не хотел вспоминать эту дату – 6 ноября 1942 года – и факт передачи немцам восьми евреев. В 1949 году Верховный суд Финляндии закрыл следствие по «делу восьмерых». Арестованный сразу после войны начальник государственной полиции Финляндии Арно Антони, который и выдавал евреев, был оправдан. Ему даже выплатили материальную компенсацию за четыре года заключения, ведь его поступок, по мнению правосудия, был абсолютно в рамках закона: он выдавал советских военнопленных, не подозревая об их национальной принадлежности.

Разглядеть свою вину у Финляндии получилось лишь через 58 лет. Однако тоже с оговоркой, что «политика страны в годы войны полностью отвечала международным стандартам, и часть западных стран виновны куда более» – тем, что они повернулись спиной к евреям, которых преследовали. Это правда – Финляндия была единственной страной, сражавшейся на стороне Германии, в которой не было преследований и дискриминации евреев. По крайней мере, тех евреев, которые были гражданами страны. И долгое время позиция «наша совесть чиста» не подвергалась никакому сомнению, а сотрудничество с Германией заключалось исключительно в противостоянии с СССР, где участие во Второй мировой войне – это участие в «войне-продолжении» после советско-финской, «зимней войны» 1939 года. Возможно, это лишь совпадение, но официальное признание вины за гибель семи евреев последовало в тот момент, когда начались независимые расследования, свидетельствующие, что выдача в 1942 году восьми евреев была далеко не единичным случаем преследования евреев.

Накануне Второй мировой в Финляндии проживало менее двух тысяч евреев, их доля среди населения составляла 0,05%: в стране была одна из самых маленьких еврейских общин в Европе. С приходом нацистов к власти в Германии в Финляндию потянулись еврейские беженцы, правда, не так уж и много: к началу «зимней войны» 1939 года их насчитывалось менее 200, причем большинство из них были «транзитниками». В соседней Швеции, к примеру, их было более двух тысяч человек. Известен также случай, когда летом 1938 года страна не приняла пароход с австрийскими евреями-беженцами, отправив их обратно в Штеттин. К слову, там в это время размещался штаб 2-го военного округа вермахта. О постигшей беженцев судьбе можно лишь догадываться. Так что вопрос об особой симпатии Финляндии к евреям весьма спорен.

Правда, в те годы Финляндия могла еще действительно не знать о только набирающем обороты зверстве нацистов по отношению к евреям. Кроме того, некоторые из еврейских беженцев даже вступали в ряды армии во время советско-финской войны. Но вот во время «войны-продолжения» – войны против СССР, начавшейся 25 июня 1941 года, незнание Финляндией планов своих союзников вызывает сомнение. К тому же в это время ни один иностранный еврей не был призван в армию. А на евреев-беженцев была наложена трудовая повинность. Одна из трудовых бригад была отправлена на строительство железной дороги в Лапландии, правда, условия там были далеки от трудового законодательства: подъем и отбой по команде, ограничение передвижения, пронацистски настроенные военные-охранники. Из этой бригады и были переданы немецкому гестапо восемь евреев, пятеро из которых были членами бригады, трое – члены их семей, добровольно согласившиеся последовать за своими родными. Формально обвинив их в злоупотреблении правом на убежище в Финляндии, арестовав и присоединив к группе из 19 советских военнопленных – русских и эстонцев, – их передали немцам.

Действия финских властей по времени совпали с депортацией евреев из Норвегии, что дало право некоторым исследователям обвинить Финляндию в соучастии в Холокосте. Кроме того, дипломатические представительства других стран в Хельсинки зафиксировали слухи, ходившие по столице в те дни. По одному из них, финские власти собирались передать всех евреев страны немцам, и «пять кораблей уже подготовлены для этого». По второму, государственная полиция («Валпо») намеревалась сдать немцам «100 евреев-беженцев». Под натиском негодования мировой общественности и последовавших в знак протеста отставках внутри самого правительства Финляндии властями было заявлено, что «восемь евреев» – это чисто полицейская акция, не имевшая под собой расистских мотивов, а никакая не первая «пробная» депортация. Такова в принципе и нынешняя официальная версия, упор в которой делается и на то, что финские власти не знали, что отправляют евреев на верную смерть. Хотя уже летом 1942 года весь мир знал об убийстве немцами 700 тысяч польских евреев и об их планах уничтожения всего еврейства. Да и упомянутый начальник государственной полиции Арно Антони был известен антисемитскими взглядами и гордился своей дружбой с Гиммлером.

К тому же финская служба безопасности всегда передавала в гестапо только тех из военнопленных, которых считала «опасными коммунистами». Известно, что в финском плену во время войны оказалось около 70 тысяч советских военнопленных, однако только три тысячи из них финские власти передали немцам. Официально среди военнопленных были 478 евреев, но многие ведь скрывали национальную принадлежность. Так, установлен один из списков людей, переданных финской службой безопасности «Валпо» немецкой полиции безопасности. В списке из 500 человек – 47 «официальных» евреев, а если судить по фамилиям, то их было 78. И это лишь официальные данные из оставшихся архивов, ведь большая часть из них была уничтожена при ставшем очевидным крахе Третьего рейха. Данные же взяты из списков Красного Креста Финляндии, куда передавались копии карточек, составленных на пленных евреев. Но известны случаи, когда в найденных карточках имелась надпись «сведения в Красный Крест не направлять».

В 1994 году финские документалисты сняли фильм «Рай в аду» – о еврейском концлагере на территории Финляндии, повергший тогда многих в изумление, ведь оказалось, что на территории Финляндии были лагеря для евреев. Причем официальных данных об их наличии в связи с отсутствием архивов опять же не было. Хотя, если уж съемочной группе удалось установить этот факт, то вряд ли об этом не знали власти. В фильме, в том числе из интервью военнопленных, общий вывод сводился к тому, что благодаря пребыванию в еврейском концлагере этим евреям удалось остаться в живых и что отношение к ним, особенно в последние годы войны, было сносным. Это правда. В фильме еще раз подчеркнуто, что в отличие от других народов Европы, финны не отправляли евреев – граждан своей страны в гетто и не депортировали их в лагеря смерти.

Но вот кто и для чего создавал еврейские лагеря, все-таки не выяснено до сих пор. Проведенными на фоне этого расследованиями обнаружены отпечатанные на финском языке списки уже 1581 пленного, переданного Германии. А указанные выше официальные 500 человек – это лишь единовременный случай в январе 1943 года, когда уже точно финны не могли не знать, что евреев в немецких лагерях уничтожают. После войны же из общего числа военнопленных советской стороне было передано на 20тысяч человек меньше. По неподтвержденному заявлению финской стороны, эти 20 тысяч погибли в результате лютых зимних холодов того времени. Остается лишь предполагать, сколько было из них евреев.

Один из узников еврейского лагеря вспоминал, что охранники лагеря – финны – с нетерпением ожидали исход Сталинградской битвы, заявляя, что от этого будет зависеть вопрос их дальнейшей службы в лагере. Вот почему нельзя исключить и версии, что при победе немцев в войне финны бы передали военнопленных уже им. Но, к счастью, история сложилась по-другому. При Сталинграде войска вермахта потерпели поражение, а 19 сентября 1944 года Финляндия подписала перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Война против СССР превратилась для Финляндии в войну против немецких войск, занимавших Лапландию. Окончание Второй мировой позволило выйти из «боевого содружества» с немцами с чистой совестью, оставаясь с незапятнанной репутацией.Но каждое последующее десятилетие открываются всё новые и новые факты. Конечно, они трактуются по-разному, и Финляндия даже выделяет миллионы евро на установление истины. Правда, в большинстве своем получают их те авторы исследований, которые придерживаются официальных версий. И даже фраза маршала, а затем и президента Финляндии Маннергейма, адресованная Гиммлеру, которая в таких исследованиях всегда приводится как пример защиты евреев от нацистов, звучит в разных источниках по-разному. Сравните: «Евреи служат в моей армии, и я не позволю их депортировать» – в одних источниках и «Пока евреи служат в моей армии, я не позволю их депортировать» – в других. Стоит сказать, Германия никогда серьезно и не настаивала на том, чтобы Финляндия депортировала евреев. Армия Финляндии обороняла для немцев слишком большой и важный участок фронта с СССР, чтобы на чем-то настаивать.

Да и приписанное Маннергейму «доброе дело» в виде посещения им хельсинской синагоги в годы войны говорит не столько о любви к евреям, сколько о его уме и дальновидности как политика. Тогда, 6 декабря 1944 года, он почтил память финских солдат-евреев, павших во Второй мировой войне, тем самым завоевав симпатию западных стран и показав миру непричастность Финляндии к преступлениям нацистов против евреев. Правда, произошло это, как видно из даты, в те дни, когда Третий рейх уже находился на пороге гибели.

Но, как и в любой стране, официальная позиция властей не всегда является гласом народа. И за 30 лет до официального признания своей вины финской властью, еще в 1971 году, группа финских добровольцев основала общинное поселение Яд ха Шмона – «В память о восьми», увековечив память о восьми финских евреях, выданных правительством Финляндии нацистскому режиму Германии. Тогда, 6 ноября 1942 года, в Таллин были отправлены:

1. Элиас Копеловский (род. 1882),

2. Ханс Роберт Мартин Корн (род. 1919),

3. Ханс Эдуард Шибильски (род. 1907),

4. Генрих Хупперт (род. 1896),

5. его сын Курт Хупперт (род. 1931),

6. Георг Коллманн (род. 1912),

7. его жена Янка Коллманн (род. 1910),

8. их сын Франс Олоф Коллманн (род. 1942).

Вечная память им и всем жертвам нацистских гонений.