Операция в Энтеббе

12.04.2001

3 июля 1976 года Армия Обороны Израиля, вызвав восхищение у всего свободного мира, провела блестящую операцию по освобождению ста пяти заложников в Уганде

Эта смелая, неожиданная и, можно сказать, беспрецедентная акция показала мировому сообществу: на терроризм и вымогательство надо отвечать не растерянностью, а встречным ударом. Бандитам и насильникам, посягающим на самую суть современной цивилизации, следует воздавать по заслугам.

Все было подготовлено и проведено с немыслимой быстротой. Израильтяне пробыли в самом Энтеббе меньше ста минут, а вся операция была завершена за ночь. На то, чтобы нейтрализовать четырех террористов, угрожавших убить заложников, было потрачено пятнадцать секунд. До этого неделя ушла на сбор разведывательных данных, формирование спасательной команды, планирование и репетиции. И все же рейд в Энтеббе не был импровизацией — годы и годы были положены на обучение и подготовку, на воспитание бойцов в духе преданности и дисциплины.

Принимая решение о том, чтобы провести эту опаснейшую операцию, правительство Израиля знало: в его распоряжении находятся великолепные, умелые воины — отборные части Армии Обороны Израиля, набранные из добровольцев.

Исторически особые части Цахала продолжают традиции Фош и Палмаха, для которых была характерна необычная, дерзкая тактика. После того как Пальмах распустили, его бойцами были укомплектованы разные соединения Цахала. Хотя в целом армия от этого выиграла, она лишилась отряда, предназначенного для специальных целей.

В начале пятидесятых годов границы Израиля то и дело нарушались. За один только 1952 год было зарегистрировано около трех тысяч террористических актов. Моральный дух армии падал, и руководство, стремясь возродить традиции Палмаха, создало особое добровольческое подразделение под названием Группа 101.

Под командованием Ариэля Шарона, тогда еще молодого майора. Группа 101 в ответ на продолжавшуюся инфильтрацию террористов нанесла ряд смелых и результативных ударов по арабским тылам. Хотя в отряде было всего сорок пять человек и действовал он лишь пять месяцев, подвиги его вошли в легенду и подняли боевой дух Армии Обороны Израиля. Вскоре это подразделение влилось в состав воздушно-десантного батальона. Десантники также совершали рискованные, но удачные рейды, ставшие образцом для всей армии.

Шарон разработал определенные принципы, которые поддержал и начальник генерального штаба Моше Даян. Десантные операции тщательно планировались и основывались на точных данных разведки. Результат должен был достигаться любой ценой. При этом запрещалось оставлять на поле боя раненых или убитых товарищей. От Палмаха был унаследован принцип, согласно которому командир должен находиться впереди подчиненных.

Одним из самых известных командиров Групы 101 и воздушно-десантного батальона стал Меир Хар-Цион, возглавивший немало опасных операций. Хар-Цион вырос в киббуце. Бесстрашный, идущий навстречу опасностям юноша, он еще подростком пускался в рискованные путешествия. Не раз пересекал он границы враждебных Израилю арабских стран. Одна из таких авантюр кончилась тем, что Хар-Цион с сестрой попали в руки к арабам и очутились в сирийской тюрьме.

Поступив на службу в армию в 1953 году, Хар-Цион вскоре обратил на себя внимание качествами прирожденного лидера. Храбрость его была феноменальной. Почти каждую ночь он отправлялся со своим подразделением на вражескую территорию с опасными и трудными заданиями, бесстрашно вступал в бой с противником, поднимал дух подчиненных присущей ему хладнокровной отвагой.

Во время нападения на иорданский полицейский участок Хар-Цион был опасно ранен — жизнь ему спасла только трахеотомия, проведенная на месте с помощью обычного перочинного ножа. Как писал Моше Даян, "храбрость и интуиция Хар-Циона — пример для всей армии". Шарон отмечал, что молодой командир стал "символом не только для десантников, но и для всей Армии Обороны Израиля".

Кроме Хар-Циона и самого Шарона у истоков создания воздушно-десантных войск стоят также такие фигуры, как Рафаэль Эйтан, Ицхак Хофи, командующий северным фронтом во время Войны Судного дня, и Мордехай Гур, бывший начальником генерального штаба во время проведения рейда в Энтеббе (операция "Молния").

Вдохновленные примером этих офицеров, самые способные призывники шли добровольцами в воздушно-десантные войска и в другие разведывательные подразделения, так что командование всегда могло отобрать лучших из множества кандидатов.

Бойцы этих частей осуществили самые блистательные операции, прославившие Цахал. Когда в мае 1972 года арабские террористы, угнав бельгийский пассажирский самолет, захватили заложников и заставили летчика посадить авиалайнер в аэропорту Лод, особое подразделение, бойцы которого были переодеты механиками, взяло "боинг" штурмом, ликвидировало угонщиков и спасло жизнь девяноста семи пассажирам.

В 1974 году на севере Израиля наши коммандос ворвались в школу, где террористы держали заложниками детей, и уничтожили бандитов. К несчастью, во время операции погибли двадцать два школьника.

Израиль и во многих других случаях, как, например, во время операций в жилом доме в Бет-Шеане и в тель-авивской гостинице "Савой", продемонстрировал, что никогда не отступит перед шантажом, если есть малейшая возможность ответить на террор военными действиями с использованием особых добровольческих подразделений.

Когда в воскресенье 27 июня 1976 года израильское правительство получило сведения о том, что самолет компании "Эр Франс" с большим количеством израильтян на борту захвачен четырьмя террористами (двумя палестинцами и двумя гражданами ФРГ) и что они вынудили экипаж лайнера приземлиться в Уганде, казалось, проблема не может быть решена военными средствами.

До этого израильские силы особого назначения вполне успешно действовали ь столице Ливана Бейруте и в Наджа-Хамади, городе в Верхнем Египте. Однако расстояние от Израиля до Уганды — свыше четырех тысяч километров. Двести пятьдесят шесть пассажиров и двенадцать членов экипажа оказались во власти четырех бандитов. В Энтеббе на борт самолета поднялись еще несколько террористов. Все это происходило под покровительством угандийской армии.

На другой день после похищения самолета Мордехай Гур объявил состояние повышенной готовности воздушно-десантных войск. По мысли Гура, коммандос должны были высадиться в Энтеббе или пересечь озеро Виктория, на берегу которого был расположен аэропорт, ликвидировать террористов и затем охранять заложников до тех пор, пока не будет достигнута договоренность с правительством Уганды об их освобождении. Однако премьер-министр Ицхак Рабин отверг этот план как трудновыполнимый.

Иди Амин, президент Уганды, враждебно настроенный по отношению к Израилю, с момента приземления самолета в Энтеббе оказывал полную поддержку террористам. В Джибути, на достаточно близком расстоянии от Энтеббе, стояли французские войска, но ни разу за ту неделю, что длился кризис, Франция не проявила ни малейшего желания принять участие в спасательной операции.

Во вторник 29 июня радио Уганды огласило требования угонщиков. В обмен на освобождение заложников они настаивали на освобождении пятидесяти двух арестованных террористов: сорок из них находились в Израиле, пять — в Западной Германии, шесть — в Кении и один — в Швейцарии. Пассажиры из других стран были отделены от израильтян и самолетом отправлены во Францию.

Этот эпизод описывается свидетелями по-разному. Одна из заложниц, Сара Давидсон, утверждает, что террористы намеревались задержать в Энтеббе всех пассажиров-евреев. Один из угонщиков-немцев заявил заложникам, что в зале, где их сначала держали, слишком тесно и что часть пассажиров будет переведена в соседний зал. И тут, рассказывает Давидсон, она заметила, что террорист начал выкликать одну за другой еврейские фамилии: Розенберг, Ааронович, Бродский...

Согласно другому свидетелю, Илану Хартуву, террористы отпускали евреев, когда убеждались, что те не являются гражданами Израиля. Как рассказывает Хартув, осложнения возникли в связи с пассажирами, имевшими два паспорта, израильский и иностранный. Террористы заподозрили в них сотрудников разведки и обращались с ними особенно грубо. Другие заложники-израильтяне предупредили угонщиков, что объявят голодовку, после чего "агентов разведки" оставили в покое.

Израильское правительство начало с террористами переговоры через посредников, однако по-прежнему не отказывалось от вооруженного вмешательства. Генерал-майор Дан Шомрон, в то время — командующий пехотными и воздушно-десантными войсками, приказал начать разработку спасательной операции.