Доля шутки №6

12.02.2010

Как в Израиле использовали черные лифчики, кто оплачивал Михаилу Светлову коньяк и чем отличаются евреи-инопланетяне?

* * *

У свежеприбывших на Землю зеленых человечков берут интервью.
— А скажите, это ваш нормальный рост — метр двадцать?
— Да.
— А зеленый — это цвет скафандра или кожи?
— И то, и другое.
— А антенны на голове — это оборудование или часть тела?
— Часть тела.
— У каждого растет на голове по две антенны? Как интересно...
— Не у каждого. У евреев — по три.

* * *

Заходит еврейский мальчик в магазин и просит налить ему три литра меда, протягивает бидон. Продавец наливает мед, и мальчик говорит:
— Только я деньги вечером принесу.
Продавец молча выливает мед и отдает бидон. Мальчик выходит на улицу, внимательно разглядывает бидон:
— Все-таки папа был прав. Здесь еще есть на пару бутербродов.

* * *

Решили как-то во Франции выпустить партию черных лифчиков. Пошили, разослали во все страны по тысяче.
Через неделю. Из Англии сообщение: королева считает эти лифчики вульгарными, никто их не покупает. Отсылаем партию обратно. Из Израиля сообщение: пришлите еще три тысячи.
Еще через неделю. Из Италии сообщение: Папа Римский заявил, что добрые католички не должны носить черные лифчики. Не покупают. Отсылаем партию обратно. Из Израиля сообщение: пришлите еще пять тысяч.
Еще через неделю. Из Америки сообщение: черные лифчики никто не хочет покупать. Отсылаем партию обратно.
 Из Израиля сообщение: пришлите еще десять тысяч. Задумались французы: что такое в Израиле? Решили послать представителя. Он прилетает, приходит к импортеру, и спрашивает:
— Слушайте, из всех стран эти лифчики обратно шлют, только вы еще просите. Скажите, в чем секрет?
— Никакого секрета. Мы их режем надвое, и продаем как кипы.

* * *

Заходит как-то Михаил Светлов в буфет Центрального дома литераторов. На дворе начало пятидесятых, разгар кампании по борьбе с космополитизмом. Светлов делает заказ, в котором отсутствует традиционный для него стаканчик коньяка.

— Михаил Аркадьевич, а коньяк? — напоминает изумленный буфетчик.

— Извини, дружок, — невозмутимо отвечает Светлов. — Мне «Джойнт» еще гонорар не прислал.