Доля шутки №7

19.02.2010

Кого антисемиты считают приличными людьми, почему собака не может стать генералом и в чем заключалась последняя шутка Карла Радека?

* * *

Два антисемита увидели на берегу еврея с удочкой:
— Давай подойдём к нему и спросим: «Клюёт?» Если ответит «да», скажем: «Везёт жидам!» А ответит «нет»: «Так вам, жидам, и надо!»
Сказано — сделано. Подходят к рыболову:
— Ну, как? Клюёт?
— Да пошли вы к такой-то матери!!!
— Смотри-ка, и среди них попадаются приличные люди!

* * *

— Почему евреи всё время отвечают вопросом на вопрос?
— Ой, кто вам сказал такую чушь?!

* * *

— Абрам, вы, случайно, не шахтер?
— Нет, я не случайно, я принципиально не шахтер!

* * *

Еврей из Одессы ехал в одном купе с генералом, у которого с собой была собака. Чтобы поддразнить еврея, генерал все время называл собаку Мойша. «Мойша! Сидеть! Мойша! К ноге! Мойша! Лежать!»
Так продолжалось на протяжении всего пути до Киева. Наконец еврею это надоело, и он говорит:

— Вы знаете, генерал, очень жаль, что ваша собака — еврей.
— Почему же это? — ухмыльнулся генерал.
— Потому что если бы не это, то она обязательно стала бы генералом.

* * *

Еврей женится на чукче. Свадьба в самом разгаре. По одну сторону сидят родственники невесты и с непривычки давятся гефилте фиш, по другую — ну просто убитые горем родственники жениха. Тут встает отец невесты:
— Дорогой наш зять! Знаем мы, что увезешь ты нашу дочь в каменную тундру. Тяжело ей там будет, однако, без каменного чума. Вот мы с матерью собрали вам денег и купили, однако, кооперативный каменный чум!
Под бурные аплодисменты и крики «Горько!» со стороны родни жениха вручают ключ от трехкомнатного кооператива.
Встает дядя невесты:
— Дорогой зять! Знаем мы с тетей, что, однако, тяжело вам будет в каменной тундре без железного оленя. Мы вот тут собрали денег и купили, однако, вам железного оленя!
Опять-таки под бурные аплодисменты вручается ключ от «Жигулей».
Отец жениха нагибается к жене и шепчет ей на ухо:
— Сонечка, а девочка вроде ничего, на японку даже немного похожа...

* * *

Член ЦК ВКП(б) 20-30-х годов Карл Радек, веселый циник и острослов, автор каламбуров и анекдотов, был одним из обвиняемых на Втором московском процессе 1937 года. На скамье подсудимых Радек признался, что он и другие подсудимые лживыми показаниями, запирательствами и обманами мучили самоотверженных следователей НКВД, этих исполнителей воли партии, защитников народа от его врагов, чутких и гуманных друзей арестованных.