Доля шутки № 293

06.11.2015

Как еврею стать великим русским ученым, кто устроил массовые беспорядки дома у Рабиновича, почему Юзефович явился на работу в непотребном виде, как подороже продать шелк, где строится кегельбан и кем по национальности был Иванов.

***

Приходит Моня из школы домой:
– Мама, меня назвали жидовской мордой!
– Привыкай, сынок. Ты будешь жидовской мордой в школе, в институте, в аспирантуре... Зато когда ты получишь Нобелевскую премию, тебя назовут великим русским ученым!

***

– Юзефович, почему ты явился на работу в таком виде? Опять все выходные только пил?
– Да, представьте себе, только пил! А если бы вы мне нормально платили, то я хотя бы еще и закусывал!

***

Покупательница ушла из одесского магазина тканей, проведя там час, но так ничего и не купив. Огорченный продавец докладывает хозяину:
– Она сказала, что шелк для нее слишком дорог.
– Ты неправильно с ней разговаривал, – поучает его хозяин. – Ты мог бы ей, например, сказать: милостивая сударыня, это же чистый шелк, а среди шелковичных червей недавно вспыхнула эпидемия, так что следующие партии шелка будут стоить гораздо дороже.
Продавец это запомнил. Вскоре приходит девочка, она хочет купить себе шелковую ленту. Но лента для нее слишком дорога.
Продавец говорит:
– Вы, наверное, еще не знаете, что среди ленточных червей вспыхнула эпидемия?

***

– А что у вас за забором?
– Кегельбан строится.
– А как его имя и отчество?

***

Рабинович звонит в полицию и говорит:

– Немедленно приезжайте, у нас дома начались массовые беспорядки!

– А что у вас случилось?

– Моя Софа разбушевалась!

– Так какие же это массовые беспорядки?

– О, вы не знаете, какая у нее масса…

***

В 1992 году поэт-сатирик Александр Иванов побывал в Израиле. Когда он выступал на литературном вечере, кто-то из слушателей поинтересовался его национальностью. Сан Саныч честно сказал, что он не еврей, но и на абсолютную чистоту русской крови тоже не претендует. Вскоре среди местных газетных отзывов об этом вечере он прочитал такое четверостишие неизвестного автора:

Жаль, Иванов не иудей,
Литературный волк совковский,
В нем много смешано кровей,
Ну, а характер наш, жидовский!