Мама-робот

29.03.2017

Он посмотрел на часы и понял, что может опоздать. Отодвинул тарелку с недоеденным завтраком и встал из-за стола. Накинув на ходу куртку, он остановился перед входной дверью – та была намертво заперта. Похлопал по карманам, решив, что забыл кошелек с банковской карточкой, уже сделал было движение, чтобы вернуться за ней в комнату, но кошелек оказался на месте. Борис ждал, переминался с ноги на ногу – дверь все равно не открывалась. Внешне было все в порядке: дверь как дверь, модель А704, цвет венге.

– Так, – наконец не выдержал он. – Почему дверь не открывается?

Ответом было молчание. «Хорошо, – внутренне согласился Борис сам с собой, – значит, конкретизируем вопрос».
– Мама, зачем ты заблокировала замок?
Над головой громко пискнуло, Борис инстинктивно втянул голову в плечи – из динамика, встроенного в потолок, раздались какие-то нечленораздельные звуки. «Опять ее штучки, – промелькнуло в голове у Бориса. – Уж чему-чему, а этому она быстро научилась».
– Мама, я жду! – повторил он.
Ему ответили из кухни.
– Борик, ты не доел завтрак!
«Ах, вот в чем дело!» – подумал он и пошел на звук.
–Ты приготовила омлет на целый полк! – он остановился возле стола и ткнул пальцем в огромную тарелку. – Я и так съел больше половины!

В динамике запричитали.
– Куда теперь это девать? – сказала Мама плаксивым голосом. – Столько трудов! Мне что, теперь это выбросить?
– Ну не могу я столько есть! – Борис беспомощно развел руками. – И к тому же я не хочу омлет!

– Надо поесть, Борик, – голос мгновенно стал ласковым. – Хоть еще чуть-чуть, хоть одну вилочку. Ну пожалуйста, Борик. За Маму…

Он посмотрел на часы и взвился. На Маму это не произвело никакого видимого эффекта. Она продолжила разговаривать тоном, отчитывающим маленького мальчика.
– И ты еще не пил сок!
– Я хочу кофе!

– Это полезный сок, Борик. Из сельдерея с огурчиком.
Взвыла соковыжималка, и через мгновение на расстоянии вытянутой руки образовался стакан с зеленой жидкостью. Борис взглянул на него и поежился.

– Не могу, – пробормотал он. – Невкусно!
Мама отреагировала мгновенно.

– Сейчас быстренько сделаю что-нибудь другое. Хочешь морковный? Сла-а-а-денький!
– Мама, отстань!
– А яблочный? Посмотри, какие яблочки!

Дверца холодильника бесшумно открылась, и наружу выехал ящик, в котором хранились яблоки. Они были большие, красные и привлекательно поблескивали.
– Есть новый рецепт, я нашла. Остренький, – не унималась Мама. – Морковный с имбирем.
– Я хочу кофе, – перебил Борис. – Поэтому иду в кафе.
Он снова направился в прихожую.
– Открой дверь! – прокричал он оттуда. Он представил, как бросается на дверь с топором. Правда, откуда в еврейском доме взяться топору?!

– Борик, на улице три градуса и ветер. И дождь может быть по прогнозу.
– Дождь?
– Да. Надо под куртку надеть теплый свитер. Синий с оленями – в шкафу. Желтый из Турции и серый – в стирке.
Над шкафом зажглась подсветка.
– А красный?
Опять молчание.
– Красный где? – настаивал Борис.
– Какой, который тебе… эта... подарила?
– Не эта, Мама, а Инга.
– Хорошо, Инга, хорошо.
– Инга отличная девушка, она мне нравится.
«Боже мой, – подумал Борис. – Что я делаю? Я пытаюсь оправдаться! С ума сойти!»
– Да она вертихвостка!
– Она учится в университете, специализируется на Древнем Египте, – продолжил он по инерции.
– За это сейчас платят?
– При чем здесь деньги, Мама? Я взрослый человек и прилично зарабатываю.
– Неужели нельзя найти девушку со специальностью врача или парикмахера? Почему у тебя одни египтологи и недоучившиеся дизайнеры? Когда ты себе наконец заведешь нормальную семью? У всех уже дети, только ты…
– МАМА!

От его крика завибрировали стаканы на стеклянной полке.
– Хорошо-хорошо…
– Ты переходишь все границы!
– Если эта… эта…
– Инга, –подсказал он.
– …тебе нравится, почему нет? Но красный свитер тонкий, Борик.
– Я надену красный.
– На улице три градуса и ветер!
– Красный.
– Почему ты такой упрямый, Борик? – в очередной раз всхлипнула Мама.
– Только красный.
– Тебе обязательно меня расстраивать?
– Мама, меня ждут!
Щелкнул замок, ветер на улице был пронизывающий, редкие прохожие кутались. Он сразу пожалел, что легко оделся. За спиной зашипел домофон.
– Борик, – ласково позвал компьютер.
Он спустился по лестнице на тротуар, но остановился и повернулся к камере, висящей над входной дверью.
– Я сделаю гефилте фиш, приходи вместе с этой…
Борис нахмурился.
– С Ингой, – быстро поправилась машина.
Кафе было в двух кварталах. Борис шел быстро, чтобы согреться. И улыбался. Ему казалось, что в последних словах Искусственного Интеллекта впервые появились новые, ранее не встречавшиеся, человеческие интонации.

Евгений Липкович