Манна еврейская

10.02.2021

<p>Katia Mann mit Frido Mann, Thomas Mann mit Toni Mann.</p>

Немецкий писатель Томас Манн был почти антисемитом, пока не женился на еврейке. Еврейская родня помогла написать ему лучшие романы и получить Нобелевскую премию по литературе. А вот нацисты лишили его за это гражданства.

В 1905 году Томас Манн, уже известный немецкой публике по нашумевшему роману «Будденброки», написал новеллу «Кровь Вельзунгов»: о кровосмесительной связи брата и сестры из богатой еврейской семьи, стремящейся проникнуть в высший свет немецкого общества. Книга, которую позже называли примером литературного антисемитизма, едва не расстроила помолвку писателя – с еврейкой.

Избранницей Манна была Катя, или Катарина, Прингсхайм, дочь профессора математики Мюнхенского университета Альфреда Прингсхайма. А еще – внучка владельца угледобывающих шахт и железнодорожного магната Рудольфа Прингсхайма. Чтобы не оскандалиться, автор печатать новеллу отказался. Свадьбу сыграли в том же 1905 году – Томас Манн породнился с богатыми евреями, которых еще недавно высмеивал.

Брак увеличил состояние литератора – выходца из семьи любекского купца, чья смерть привела его семью почти что к нищете. В Мюнхене Томас и Катя поселились в шикарной квартире с электричеством и телефоном, а позже переехали в шикарную виллу «Поши» на Пошингерштрассе, 1. Там они и жили до самого отъезда из Германии. Женитьба на богатой еврейке не раз служила поводом для язвительных комментариев критиков. «Томас Манн не похож ни на Ньютона, ни на Наполеона. На первого он не похож, потому что к математике в виде миллионов его тестя он проявляет лишь вычитающий интерес», – писал философ Теодор Лессинг.

Катя избавила писателя от бытовых хлопот, помогала печатать и править рукописи. Кроме того, рожала одного за другим детей, которых в итоге оказалось шестеро: Эрика, Клаус, Голо, Моника, Элизабет и Михаэль. Именно Катя и ее семья вдохновили Томаса Манна на новый роман – «Королевское Высочество». Там писатель вывел свою супругу под именем Иммы Шпельман, студентки математического факультета и наследницы миллиардного состояния. В романе Имма была невестой литературного альтер-эго самого Манна, принца Клауса-Генриха. Своего тестя Альфреда Томас тоже не забыл – представил в романе под именем Самуэля Шпельмана, отца Иммы, богача-миллиардера и властного человека, от столкновений с которым страдала тонкая натура принца.

В реальной жизни между Манном и Прингсхаймом действительно часто случались ссоры. Главным образом из-за философа Артура Шопенгауэра, духовного учителя Манна. Дело в том, что Шопенгауэр непочтительно высказывался о математике как науке, за что получал от Прингсхайма унизительные комментарии. Томас Манн принимал их близко к сердцу и очень переживал. Ну, а в годы Первой мировой Манн дискутировал с отцом Кати о войне: проповедовал немецкий национализм и германский дух, призванные «оздоровить мир». Помимо Шопенгауэра и взглядов на войну отношения Манна с тестем-евреем омрачал неистребимый дух соперничества – каждому из них хотелось восхищать общество своим умом.

Надо отдать должное эрудиции Альфреда Прингсхайма. Он был знатоком искусства Ренессанса, состоял в закупочной комиссии Национального баварского музея и с гордостью показывал всем свою коллекцию картин. К тому же он хорошо разбирался в музыке и даже сочинял сам. Впрочем, в литературе его вкусы были на удивление непритязательны. Его сын Клаус, ставший известным немецким дирижером, с горечью констатировал: «Папа читает только детективы. К серьезной литературе он совершенно равнодушен».

В целом «Королевское Высочество» в семье Манна восприняли хоть и благосклонно, но неоднозначно. «Старый Шпельман куда больше похож на моего отца, чем Имма на меня», – написала Катя в своих мемуарах. Сам Томас Манн вскоре после выхода романа признал его слабым, а счастливый финал – фальшивым.

Без Кати, возможно, не состоялся бы и другой, куда более известный роман Манна «Волшебная гора». Все началось осенью 1911 года, когда у Кати обнаружили катар дыхательных путей и она отправилась на лечение в санаторий Вальд в швейцарском Давосе. Манн приехал проведать жену и слег с температурой – видимо, от непривычки к горному воздуху, ведь дело было на высоте 1600 метров. Врач санатория сказал ему, что он, скорее всего, тоже болен и что надо бы остаться. Манн оценил заботу, но приглашение отверг и уехал меньше чем через месяц. Однако уезжал он не с пустыми руками: в голове уже крутилась идея романа «Волшебная гора». Книга вышла в 1924 году.

Еще через пять лет Манн получил Нобелевскую премию и наконец стал писателем с мировым именем и подобающими гонорарами. Семья Кати, наоборот, сильно обеднела. Ее родителям теперь приходилось сдавать комнаты студентам в своей мюнхенской вилле. Мать Кати, Хедвига Прингсхайм, с горечью писала в письме подруге: «В нашей семье мы больше не богачи. Томас теперь писатель, которого знает весь мир. Он нужен всем. А мы все еще живем – увы – на своей прекрасной вилле, содержать которую все труднее. Зато Томас и Катя купили машину и строят для нее гараж. Шикарно!»

В начале 1930-х атмосфера в Германии стала сгущаться. Изменился и сам писатель: оставив в далеком прошлом поддержку «патриотов», он выступал как ярый противник национал-социализма и антисемитизма. В 1933 году, когда некоторые его произведения, в которых он открыто критиковал новые порядки в Германии, публично сожгли на площадях, он переехал с семьей в швейцарский Цюрих. В 1936 году за нежелание возвращаться и «служить немецкому народу» гражданство писателя было аннулировано.

Манн тем временем спокойно продолжал писать свой великий роман-тетралогию «Иосиф и его братья». В 1930 году писатель специально ездил в Палестину и Египет, чтобы своими глазами увидеть места, в которых жили евреи библейских времен. В одном из данных в Иерусалиме интервью Манн выразил поддержку сионистскому движению: «Вы всегда можете считать, что я целиком на стороне духовного, интеллектуального сионизма», – сказал писатель. Еще одно интервью, вышедшее под заголовком «Томас Манн против антисемитизма», дало режиму Гитлера дополнительный повод для лишения писателя германского гражданства.

В 1938 году Манн эмигрировал в США, подальше от своей «больной» родины. Специально для семьи писателя в фешенебельном пригороде Лос-Анджелеса Пасифик-Пэлисейдз построили виллу. Манн читал лекции в Принстонском университете, вел на радио антифашистскую передачу и говорил, словно утешая себя: «Где я, там и немецкая культура». В это время тесть писателя Альфред Прингсхайм, разжалованный, лишенный всех званий и униженный нацистами, бросил все имущество и с огромным трудом вырвался из сходившей с ума Германии. Он уехал с женой в Швейцарию, где в 1941 году умер в возрасте 90 лет. Еще через год ушла из жизни его жена Хедвига.

В США Манн работал над романом «Доктор Фаустус» – о композиторе Адриане Леверкюне, заключившем сделку с дьяволом. Чтобы как можно точнее описать революцию, совершенную Леверкюном в музыке, Томас Манн обратился к специалисту – философу и музыковеду Теодору Адорно, еврею, также сбежавшему в США от нацистов. Благодаря советам Адорно рассказ о композиторской манере Леверкюна стал отражением додекафонной техники австрийского композитора-еврея Арнольда Шёнберга.

В 1952 году семья Маннов покинула США: там в моду входила охота на ведьм, и немецкого писателя все чаще обвиняли в симпатиях к «красным». К тому моменту писатель был уже обласкан всевозможными наградами в Германии, однако это никак не повлияло на его нежелание возвращаться на родину. Он вновь переехал с женой и детьми в Цюрих – там в 1955 году и умер.

Максим Брискер

Комментарии