Алюминиевые глаза, или Шутка Всевышнего

03.10.2014

Адина решила не объяснять, что имя она «нигде не брала», что ей, как и всем людям, его дали родители, что это имя ее бабушки. Молча положила перед любителем «прекрасных русских имен» свой паспорт. Начальник отдела кадров открыл документ и, наконец, поднял голову. Адина никогда еще не видела таких глаз...

Дедушка с характером

Адина еще раз обернулась к зеркалу. Платье кораллового цвета сидело безукоризненно. Длинные серебряные серьги с сапфирами, подарок дочки, подчеркивали стройную шею.
— Смотри, не затми невесту, — шутила подруга, когда они вместе выбирали для Адины платье на свадьбу дочери.
— Разве ее затмишь, мою красавицу, — Адина улыбнулась своему отражению. — Кажется, все идет хорошо, удалась свадьба. Дети счастливы, гости довольны.

Она вернулась к гостям, помахала Майе, которая танцевала с женихом в центре зала. Дочь ответила ей воздушным поцелуем. «Б-же, береги детей, пусть их жизнь будет светлой», — мысленно молилась Адина, любуясь молодыми. Посмотрела в ту сторону, где за столом сидели родители зятя. Отец Олега приветственно поднял бокал. Она кивнула в ответ, встретилась с ним взглядом. «Уже можно не беспокоиться, волнения позади», — читала Адина в его глазах. Но почти неосознанное чувство тревоги не покидало ее.

На время музыка смолкла. Майя и Олег подбежали к их столику. «Папа, сейчас вальс будет, ты мне должен танец», — Майя взяла отца за руку. Через минуту они закружились под аплодисменты гостей. Олег стоял рядом. Адина решилась спросить:
— Олег, недавно в зал зашел мужчина, сел возле твоих родителей. Я обратила внимание, что он грустный какой-то, ни с кем не беседует, и тарелка пустая, и бокал. Кто это? Ваш родственник? У него что-то случилось? Может, поговорить с ним? Свадьба все-таки, веселиться надо.
— Не переживайте, это мой дедушка. У него характер тяжелый. Еще успеете познакомиться.
— Дедушка?! Олег, так нехорошо. Ему нужно сейчас же дать слово. Я скажу ведущему. На свадьбе дедушка — замечательно! Что же ты молчал? Он же у нас единственный, ведь у Майи уже нет ни бабушки, ни дедушки.
— Не нужно. Никаких речей от деда не дождемся. Спасибо, что заглянул к нам. Думал, не придет.
— Что происходит? Дедушка не рад вашей свадьбе? Ему не нравится Майя? Но они даже не знакомы. Майя никогда о нем не рассказывала.
— Да все в порядке. Я же вам говорил — характер. Он часто сам себе не рад. Пусть посидит немного, привыкнет к обстановке. Закончится танец, мы с Майей к нему подойдем.
— Боюсь, не успеете.

Адина увидела, как дедушка Олега быстро пошел к выходу. Звук хлопнувшей двери даже музыка не заглушила. Адина вздрогнула.

— Я так не могу, догоню, поговорю с твоим дедушкой. Он же у нас дорогой гость.

Не ожидая ответа Олега, она почти выбежала из зала в коридор.

— Подождите. Пожалуйста, подождите, — попросила Адина уходящего мужчину.
Мужчина обернулся. Адина замерла. Она узнала его. «Алюминиевые глаза», — всплыло в памяти. Давние события вспомнились мгновенно, как будто это было вчера.

25 лет назад

Адина, молодой специалист, выпускница физического факультета, стояла в кабинете начальника отдела кадров и, плохо понимая происходящее, слушала, что тот говорил. Она прибыла по распределению на крупный химический комбинат. Там начинали монтаж электронного микроскопа, а Адина должна была на нем работать, проводить исследования. По крайней мере, так ей объяснили в университете.

— Имя, фамилия, — не поздоровавшись и не поднимая головы, тихо спросил сидевший за большим столом мужчина в черном костюме и белой рубашке с темным галстуком.

Он не отрывал глаз от каких-то документов, Адина видела только его коротко стриженые волосы. Она назвала свое имя, не дождавшись приглашения, присела на край стула. Мужчина в черном костюме заговорил, продолжая изучать лежащие перед ним бумаги.

— Где вы эти имена иностранные берете? Столько прекрасных русских имен есть, так нет же... Давайте паспорт.

Адина решила не объяснять, что имя она «нигде не брала», что ей, как и всем людям, его дали родители, что это имя ее бабушки. Молча положила перед любителем «прекрасных русских имен» свой паспорт. Начальник отдела кадров открыл документ и, наконец, поднял голову. Адина никогда еще не видела таких глаз. Их очень светлый серый оттенок напомнил ей цвет какого-то металла. «Алюминий», — вспомнила девушка. Алюминиевые глаза смотрели на нее неподвижно.
— Адина… как вас там… Пинхусовна, нет у нас инженерных вакансий. Ничем не могу помочь.
— Но у меня распределение. Электронный микроскоп…
— Вы слышали, что я сказал? Вакансий нет.
— Что же мне делать?
— Делайте, что хотите.
— Мне нужна работа.
— Могу предложить лаборантом, есть место. Решайте быстро.
— Я согласна.

Адина закрыла за собой дверь кабинета, прислонилась к стене, душили слезы. Из-за двери было слышно, как человек с алюминиевыми глазами с кем-то разговаривал по телефону.
— Ты кого мне прислал? Я не позволю на важном государственном объекте еврейский кагал разводить. Что? Нужно работать на микроскопе? Тебе нужно, ты и решай проблему. Нет, я сказал — нет.

Всевышний шутит

Дедушка Олега смотрел на Адину с любопытством. Он, конечно, ее не узнал. Адина молчала. Вспоминала, как она, окончившая физфак с красным дипломом, готовила растворы, мыла пробирки, таскала тяжелые бутыли, а по вечерам пыталась лечить обожженные кислотой руки. Толку от мазей было мало, руки болели. Электронный микроскоп оставался несбыточной мечтой. Иногда Адина заглядывала в комнату, где одиноко стояло уже смонтированное чудо техники. Через год ей помог случай. Ждали серьезную комиссию. Срочно понадобилось исследовать очень важный катализатор. Адина получила новую должность вопреки воле человека с алюминиевыми глазами. Он ей этого не простил. Еще через полгода, после серии выговоров за «безответственное отношение к работе и халатность», ей пришлось уволиться с комбината.

«А теперь у этого ненавистника евреев любимый внук женился на еврейке. Пошутил, однако, Всевышний. Так вот откуда
тяжелый характер. Чему ж радоваться? Сочувствовать можно», — с сарказмом думала Адина о новоиспеченном родственнике.

— Что вы от меня хотите? — резкий голос вывел Адину из оцепенения.
Она посмотрела прямо в алюминиевые глаза.
— От вас? Ничего!

Адина быстро уходила, постукивая каблуками по мраморному полу.

Один звонок

После свадьбы в семье о дедушке никто не вспоминал. Внука с женой он в гости не приглашал. Олег о нем не говорил, Адина ничего не спрашивала. На семейных торжествах дедушка никогда не появлялся. Если кто-то из знакомых интересовался им, родители Олега старались увести разговор в сторону. «Неважно себя чувствует», — звучал стандартный ответ. Так прошло два года.

Олег очень удивился, когда Адина попросила у него телефон деда.
— Записывайте. Но вы же помните…
— Да, да, тяжелый характер, я помню. Он знает?
— Нет, он меня видеть не хочет. Устал я от него.
Поздно вечером Адина набрала номер человека с алюминиевыми глазами.
— Слушаю.
Голос она узнала сразу, заговорила медленно, выделяя каждое слово.
— Завтра ваш внук с женой и вашим правнуком улетают в Израиль.
Молчание на другом конце провода было долгим. Адина тоже молчала. Потом услышала: «В гости?»
— Нет, на ПМЖ, навсегда.
Не дожидаясь ответа, Адина положила трубку.