Еврей исламского розлива

20.07.2016

Восьмого июня этого года двое террористов открыли огонь по посетителям тель-авивского кафе «Макс Бреннер», убили четверых и ранили шестнадцать человек. Когда вскрылись все подробности этого преступления, очень многих удивил тот факт, что родом убийцы были из городка Ятта. Дело в том, что в каком-то колене эти палестинские террористы вполне могут оказаться этническими евреями, как и значительная часть палестинских арабов вообще.

Городок Ятта, расположенный около восьми километров к югу от Хеврона, известен с древнейших времен под именем Ютта. Под этим именем он упоминается в книге пророка Иегошуа в числе нескольких десятков городов, доставшихся колену Иегуды при разделе Святой земли между коленами Израилевыми. А чуть позже – среди девяти городов, которые колено Иегуды выделило для поселения левитов. В еврейских источниках более поздних времен Ютта не упоминается, хотя археологи нашли немало свидетельств активной еврейской жизни там в период Второго Храма и в талмудическую эпоху.

Весь район Хевронского нагорья называется в Талмуде «юг», дарома. Этот еврейский «юг» состоял из множества поселков и городков. Например, христианский писатель Евсевий в начале IV века в книге «Омастикон» пишет о Ютте как о «большой еврейской деревне» и перечисляет еще шесть таких же крупных еврейских деревень в окрестностях. В этих местах археологи нашли множество материальных свидетельств еврейской жизни, в основном византийских времен. В том числе немало синагог, самая большая и знаменитая из которых находится в Сусии. Но признаков еврейской жизни после арабского завоевания Хевронского нагорья ученые уже почти не находят. Исключением служит еврейская община самого города Хеврона, которая существовала почти без перерывов все эти тысячелетия.

Куда же пропали в Средние века все эти десятки тысяч еврейских семей, населявших деревни юга? Вероятно, часть из них бежала, но если бы арабы устроили их геноцид и истребление, то об этом должны были бы остаться какие-то свидетельства в еврейских источниках. А их нет. Поэтому сложно не прийти к выводу, что многие их этих евреев и вообще из населяющих Палестину евреев приняли ислам – будь то добровольно или принудительно, сразу или впоследствии. Из арабских источников можно узнать, что волны агрессивной исламизации евреев и христиан проходили в Святой земле не раз, например, в XI и в XIV веках.

Многие ученые-этнографы искали и находили признаки еврейских корней у современного населения этих мест. Наиболее известны исследования Ицхака Бен-Цви, выдающегося историка, ставшего впоследствии президентом Израиля. Он обнаружил, что из шести хамулл, т.е. больших кланов, составляющих население Ятты, есть две или три под общим именем «Махабра», поведение которых отличалось довольно своеобразными обычаями. Например, их женщины зажигали свечи в пятницу вечером. Представители этого клана не ели верблюжьего мяса, так распространённого в арабской кухне. И к слову, верблюжатина не кошерна согласно Торе. А в начале зимы члены этих родов собирались вместе, чтобы отметить особый праздник, длившийся восемь дней и включавший зажигание свечей по вечерам – явно трансформация Хануки. В одной семье даже сохранился золотой ханукальный подсвечник, а в другой хранился тфилин, служивший амулетом и использовавшийся для лечения головных болей. А над входами в ряд домов были вырезаны изображения семисвечников, которые были найдены и описаны археологами Давидом Амитом и Цви Иланом.

В 1928 году в ходе своих исследований Ицхак Бен-Цви встретился в Ятте с несколькими старейшинами из хамулл «Махабра». Они передали ему семейную традицию, согласно которой предки их происходили из евреев знаменитого аравийского оазиса Хайбар, которые выступили против Мухаммеда и за то были изгнаны из Аравии. Известно, что многие из них переселились тогда в район Иерихона. В Ятте же, согласно этому преданию, основатели хамуллы поселились в XVIII веке.

Когда в 1967 году власть в этих районах перешла от Иордании к Израилю, старейшины Ятты сразу послали к израильскому военному руководству делегацию, состоящую именно из членов хамулл «Махабра», а они взяли с собой тот самый старинный ханукальный подсвечник. И, похоже, их просьбы не остались без ответа – израильские власти провели в Ятту водопровод и электричество прежде, чем во все остальные деревни округи.

В 1980-е годы, когда в Ятту ездил Арье Кляйн, нынешний вице-мэр Иерусалима, жители сразу сказали ему: «Ты евреев ищешь? Они вот в том конце деревни!» Увы, в последующие десятилетия в палестинской среде стало, мягко говоря, немодно гордиться еврейскими корнями. Многие члены клана «Махабра» вступили в ФАТХ, другие – в ХАМАС, доказывая личным участием в терроре, что они «настоящие арабы».

Не представляется возможным узнать, откуда на самом деле жителям Ятты достались еврейские обычаи – пришли ли из глубины веков или принесены переселенцами в XVIII веке, как гласит их семейная легенда. Бесспорно одно – в целом у населения, считающего себя палестинским, есть немало еврейских корней. И память об этом не вполне еще уничтожена. Похожие традиции сохранились в некоторых бедуинских кланах, например Аль-Хузейл в Негеве, как говорит один из его старейшин, шейх Салем аль-Хузейл. А депутат Кнессета Аюб Кара, представитель друзской общины, неоднократно свидетельствовал, что многие друзы хорошо знают о своем еврейском происхождении, но стараются об этом вслух не говорить: под мусульманской властью это было опасно, а под еврейской – унизительно, вроде как примазываться к победителю.

Уже несколько десятилетий исследованием еврейских корней палестинского населения – как на основе генетики, так и путем сбора информации о жизни и традициях – занимается Цви Мисинай. В прошлом Цви – один из отцов израильского хай-тека, а ныне историк-самоучка и общественный деятель. Я не могу судить, насколько научно безукоризненны его методы, но по его данным лишь несколько процентов генофонда людей, называющих себя палестинцами, происходит от арабов, еще сколько-то – от завоевателей разных эпох, например, от римлян и греков. Основная же масса, утверждает Цви, делится на две примерно равные части: на потомков евреев и на потомков эдомеев, моавитян и аммонитян – родственных народов, которые начали смешиваться с евреями еще в эпоху Второго Храма.

Имеют ли эти факты какое-то значение для решения израильско-арабского конфликта, в котором смешаны этнические, политические и религиозные мотивы? Цви Мисинай предлагает принять многих палестинцев обратно в еврейский народ в качестве «евреев мусульманского вероисповедания». Увы, мне эта его идея кажется наивной и неосуществимой. Однако будет нелишне осознать, что значительная часть жителей Иудеи, Самарии и Газы – в отличие, кстати, от многих членов «палестинской» военно-политической элиты – не чужаки, а люди с глубоко уходящими в нашу общую землю семейными корнями. И похоже, что там, во тьме веков, корни эти крепко переплетаются с нашими еврейскими корнями.