Израиль в ёлках

31.12.2018

Наряжать или не наряжать ёлку в декабре – вот в чем вопрос для многих израильтян. Ежегодно в стране разгорается «Ёлко-гейт»: противники рождественских и новогодних празднеств отчаянно стыдят их поклонников.

Вот, например, в этом году в Хайфе обсуждали крест, установленный на макушке городской праздничной ёлки. Вообще-то, рядом с ней находятся и ханукия, и арабский полумесяц – мэрия подчёркивает, что праздник объединяет всю общину. Но на крест набрасывались многие.

Депутат городского совета Ришон-ле-Циона Алон Белан тоже было предложил поставить городскую ёлку – напирал на то, что в ней «нет никаких гойских штучек». Но религиозные парламентарии указали ему на наличие христианского начала в рождественской ёлке – на их взгляд, для Израиля это оскорбительно и чуждо. Ёлку в торговом центре в Ашдоде заместитель мэра города и депутат фракции ШАС – партии ортодоксальных сефардов – назвал «позором и провокацией» и тоже потребовал убрать.

Тем не менее в последние годы Израиль всё равно раскрашивается в декабре в рождественские огни. В этом году 9 декабря христианская община Яффо, лютеранская церковь Иммануила и муниципалитет Тель-Авива во главе с мэром города зажгли огни на 15-метровой рождественской ёлке. Уже много лет елку ставят и на площади часов в Яффо, и она стоит там до 20 января.

Празднование Нового года репатриантами из стран бывшего СССР недавно было признано чем-то вроде народного обычая. Желающие его отметить даже получили законное право просить у работодателей выходной 1 января – правда, в счёт отпуска. Ну, а мы поговорили с поклонниками Нового года, чтобы узнать, как они ассимилировали в Израиле свой любимый праздник.

Мария Вуль

«Всю мою жизнь в доме родителей на Новый год ставили живую ёлку – огромную, под потолок. Её украшали стеклянными игрушками: шарами, шишками, а ещё там были пожилые цветные совы, избушка на курьих ножках, старик из “Сказки о золотой рыбке” и прочие богатства. И настоящие свечи. Ёлка восхитительно пахла хвоей и роняла иголки, которые чуть ли не до мая можно было потом найти в стыках паркета. Когда родилась моя дочь Ева, я начала ставить такие же, в потолок, ёлки уже у себя дома. Но после пяти ёлок мы репатриировались. В первый Новый год выяснилось, что живые ёлки в Израиле продаются в трёх местах, куда нельзя доехать без машины. Но главное, что ни одна из них не достала бы до потолка.

Одновременно выяснилось, что ёлка у меня на Новый год должна быть обязательно живая – или никакой. Искусственную я поставить не могу. Пришлось создавать новую традицию: теперь мы каждый год делаем условную ёлку. Первая была распечатана на 16 листах А4, раскрашена шестилетней Евой и приклеена к стене двусторонним скотчем. Вторую вывели на той же стене из зелёной ленты washi tape. Третья – восемь рядов кружков из цветного картона. С Дедом Морозом вообще просто вышло: первый и главный друг Евы в новой стране, будучи старше на год и много опытнее, поделился с ней известием, что никакого волшебного деда не существует. Так что тут ничего выдумывать не пришлось».

Мария Мурашова

«У нас пятилетний Петька – конечно, ждет Деда Мороза. Так что тот уже мылит лыжи, вместе со Снегурочкой. Правда, это не классический дед с посохом, а маргинальный московский поэт Леша Тиматков вместе со своей милой женой Катей Соболевой, интернет-маркетологом и в прошлом – профессиональной Снегурочкой. Так что нам крупно повезло. Леша мне даже фрагмент сценария прислал.

“СНЕГУРОЧКА: Вчера гуляли в Магадане и провожали Старый год, но, перепутав самолёт, мы очутились в Рамат-Гане.
ДЕД МОРОЗ: Вы по-русски говорите? Или только на иврите?”

В общем, осталось найти ёлку. Купить не проблема – пластмассовую, разумеется, живых тут нет. Я, кстати, заметила, что израильтяне сукку могут не убирать так же долго, как мы в России – ёлку. У некоторых на балконах до сих пор сукки стоят. Есть идея нарядить вместо елки араукарию около нашего дома. Не знаю, правда, как соседи это воспримут».

Юлия Голубева

«В первый наш год в Израиле мы устроили себе тихий праздник дома. Нарядили елку, снежинки с детьми вырезали, какой-то стол собрали, подарки приготовили. Когда уже почти все было готово, я попросила мужа вынести ведро. Он вышел на улицу и вернулся удивлённый: “Прикинь, у нас тут Новый год, а там на улице – пальмы и +20”. Это был мощный когнитивный диссонанс. Стало понятно, что Новый год – это условность.

Муське было, кажется, три года или четыре. Мы нарядили ёлочку, зажгли гирлянды, выключили свет. Девочка наша подошла к ёлке, восхищенно сложила ручки у груди и тоненьким голосом запела молитву “Барух Ата Адонай Элохейну...”

В последние пару лет мы придумали формат новогоднего ужина 31-го числа с детьми. С обсуждением того, что у нас было хорошего и интересного в этом году. Потом смотрим кино: в прошлом году дети запросили “Иронию судьбы” и радостно ее посмотрели. В этом требуют опять – мы ржем. Потом дети идут спать, а наутро получают подарки под ёлку. В первый год мы еще включили куранты в записи, а теперь перестали вообще: телевизора у нас нет, мы его не смотрим. Поэтому играем в настолки, общаемся и всячески хорошо проводим время».

Станислава Мильграм

«Первый Новый год после переезда мы поехали встречать в Москву, а на второй к нам приехали друзья и контрабандой привезли маленькую ёлку с землёй. Потом я сделала ёлку из манекена, которая стоит у меня весь год уже много лет. Что могу точно сказать – Новый год я уже сейчас особо не жду и не отмечаю. Мы точно пойдём 31-го в какой-нибудь хороший ресторан, а потом – на концерт джаза. Но 1 января я буду уже на работе.

Я не чувствую окончания и начала года. Погода почти не меняется, я как будто живу постоянно в одном длинном году. Не могу сказать, что это мешает, просто никаких тебе подведений итогов, планов, загадывания желаний. Нет мыслей: “Скорее бы этот год закончился, в новом все будет по-новому”. Нет этого “обнуления”. Аналог Нового года здесь – это Рош а-Шана, но он тоже никак в моем сердце не ассоциируется с началом года. Короче, нельзя 25 лет встречать Новый год и потом поменять его на Рош а-Шану. А мой парень – из Америки. Дня него Новый год – это праздник одиноких сердец. В Америке Рождество, которое в его еврейской семье не праздновали, конечно, – это семейный праздник. А Новый год – вечеринка свободных – те надевают все самое лучшее и идут тусить, с надеждой встретить любовь, конечно».

Юлия Шлимак

«У молодых израильтян чрезвычайно популярен теперь “Русский новий год” или просто “новигод”. Попасть в русскую семью и справить “новигод” с салатом оливье и водкой считается прикольным и модным. Продавщицы в магазинах поздравляют с неизвестным им праздником, так как видят русских, покупающих всё подряд на подарки. Даже премьер-министр всех поздравляет! Не надо думать, в общем, что тут в этом смысле дремучие джунгли. С наступающим!»

Комментарии