Бизнес на разведке

27.08.2019

Тайный отель «Моссада» в Судане был прикрытием для спасения евреев из Эфиопии. А потом туда повалили туристы – и разведка неплохо заработала на трафике.

Об этом легендарном успехе «Моссада» Netflix выпустил целый фильм – «Курорт для ныряльщиков на Красном море». Действие происходит во время гражданской войны в Эфиопии в начале 1980-х годов. Именно тогда израильская внешняя разведка начала тайно эвакуировать евреев эфиопского происхождения. Большинство рейдов операции, названной впоследствии «Моисей» – как намек на Исход из Египта, проходило при поддержке ВВС и ВМФ Израиля. Кстати, рассекретили всю эту информацию только в конце 1990-х. В 1998-м непосредственный участник операции Гад Шимрон опубликовал книгу «Моссад и Исход: спасение потерянного еврейского племени» – там и был подробно описан хитроумный план, который помог спасти эфиопских евреев из охваченного войной региона. В общем, сюжет фильма основан на реальных событиях, хоть и с разными художественными допущениями.

Главный герой – молодой оперативник «Моссада» Ари Левинсон. Вместе со своей командой, состоящей из экс-агентов израильской разведки, он ремонтирует и заново открывает заброшенный суданский отель на побережье Красного моря. Цель одна: создать базу и прикрытие для массовой эвакуации евреев из Эфиопии на Землю обетованную. Находится и проводник, готовый помогать эфиопским евреям пересечь границу и разместиться в южно-суданских лагерях для беженцев.

Первые рейды проходят успешно – тайную операцию решено продолжать. Но внезапно на курорт начинают прибывать настоящие туристы из Европы, желающие хорошенько отдохнуть и развлечься на пляже. Фальшивый курорт незапланированно становится очень даже популярным и прибыльным. Тем временем суданские власти ужесточают контроль за соблюдением мусульманских норм, начинают более пристально следить за иностранцами, но главное – в конце концов замечают таинственное исчезновение эфиопских евреев из лагерей для беженцев.

«Это одна из тех историй, в которую трудно поверить, – рассказал в одном из интервью Гад Шимрон. – Это был единственный раз, когда европейцы вывезли африканцев с континента не с целью порабощения, а чтобы дать им свободу».

Но «Курорт для ныряльщиков на Красном море» показывает историю операции однобоко. Создатели фильма концентрируются на самых зрелищных моментах и упускают детали – без них история становится стандартным шпионским блокбастером в экзотических декорациях. Не раскрываются личные мотивы персонажей, никак не прорисована историческая и политическая подоплёка событий. Это довольно странно, учитывая, каких профессионалов Netflix собрал для производства фильма.

Например, режиссёр и сценарист – Гидеон Рафф – славится как гуру кинопроектов об операциях американской и израильской разведслужб. Это он адаптировал израильский сериал «Военнопленные» – в США он зовется «Родиной», и популярность его такова, что недавно начались съемки восьмого сезона.

Силен в «Курорте» и актёрский состав. Главную роль – Ари Левинсона – играет «Капитан Америка» Крис Эванс, ещё не избавившийся от мускулов и бороды супергероя в подполье. Эванс, безусловно, привлек дополнительное внимание к фильму, хоть и не отметился сколь-нибудь выдающейся игрой. В общем, символом неуловимых и исполненных патриотизма настоящих агентов «Моссада» Эвансу стать не удалось. Впрочем, как и ветерану сцены и экрана сэру Бену Кингсли, сыгравшему начальника Левинсона. Кингсли не впервые играет функционера «Моссада» – схожая роль у него была в «Двойнике» 1997 года, – но в «Курорте» в его принадлежность к еврейскому народу верится слабо.

Актёры второго плана – Хейли Беннет, Михиль Хаусманн и Грег Киннер – несколько схематичны, но эффектно демонстрируют навыки единоборств и подводного плавания. Единственный, кажется, кто показывает действительно выдающуюся актерскую игру, – это Майкл Кеннет Уильямс, известный нам по сериалам «Прослушка» и «Подпольная империя».

Но главная проблема фильма все же не в актерской игре. Просто больше внимания уделяется погоням и перестрелкам, а не героизму евреев-беженцев из Эфиопии и их спасителей. Однако картина точно доносит до зрителя другую важную мысль: евреи-беженцы и их спасатели являются одним народом, рассеянным по миру много веков назад и вновь объединяющимся в трагических обстоятельствах.

Интересно, что именно этот момент остался абсолютно непонятым рядом американских кинокритиков, которые усмотрели в фильме очередную сагу о «белом спасителе» и пренебрежение к людям с другим цветом кожи. Видимо, одна из центральных, уже заключительных сцен с однозначно прозвучавшим девизом «Своих не бросаем» совершенно по-другому воспринимается за границами Израиля. Такого рода критика может объясняться как внутренним для США межрасовым конфликтом, так и отголосками ситуации в эфиопской общине в самом Израиле. Всего за месяц до релиза фильма – в начале июля – по всей стране вспыхнули масштабные акции протеста эфиопской общины.

Формальным поводом для этих протестных акций стала трагическая гибель 18-летнего Соломона Теха – 11-го по счёту израильтянина эфиопского происхождения, убитого полицией за последние 20 лет. Смерть Соломона Теха вновь привлекла внимание к недовольству эфиопской общины своим положением в Израиле. По мнению эфиопских евреев – их в Израиле около 150 тысяч, – пренебрежительное к ним отношение со стороны истеблишмента сохраняется с момента их прибытия в Израиль в 1980-х.

Финальная точка фильма – как раз архивные фотографии об этом их прибытии в Израиль. Лица спасенных евреев мы видим под проникновенную песню Идана Райхеля. На этом Рафф закрывает тему эфиопских евреев, но не «Моссада». Уже известно, что следующий проект Гидеона Раффа – телесериал «Шпион» – будет посвящён израильскому разведчику Эли Коэну, казнённому в Сирии в 1965 году. В главной роли – однофамилец легендарного шпиона, известный английский комик еврейского происхождения Саша Барон Коэн.

Василий Шапиро

Комментарии