Хороший Дублин!

20.07.2021

<p>Emmon De Valera addresses a crowd at Los Angeles. (Photo by © Hulton-Deutsch Collection/CORBIS/Corbis via Getty Images)</p>

Лидер Ирландии ещё до войны обеспечил местных евреев всеми свободами – чудо для Европы тех времён. И нацисты не добрались до Британских островов – все евреи Ирландии пережили Холокост.

В конце 1966 года небольшая группа людей близ Назарета сажала деревья. Палило солнце, но люди не торопились. Они закончили свою работу лишь к вечеру – десятки ростков были аккуратно вкопаны в землю и огорожены. Рядом водрузили небольшую мемориальную табличку: «От благодарных евреев Дублина президенту Ирландии Имону де Валере». Во время установки этой памятной надписи окрестности Назарета огласил торжественный и печальный звук ирландской волынки.

Виновник торжества – Имон де Валера – в то время был еще жив. Более того, все еще занимал в Ирландии президентский пост. Он откликнулся на инициативу с посадкой леса приветственной телеграммой: «Я глубоко благодарен еврейской общине за честь, которую мне оказывают». В ответной речи профессор Марвин Абрахамсон сказал: «Благодаря этому человеку мы живы. Благодаря его стараниям нам и нашим семьям удалось пережить Холокост».

Формально Ирландия сохраняла нейтралитет в годы Второй мировой войны. На деле же ирландские власти во главе с де Валерой вели тайные переговоры с англичанами, с которыми сами еще недавно воевали за независимость, и готовились к нацистскому вторжению. План Гитлера был известен: после захвата Британских островов столице Ирландии, Дублину, предстояло стать одним из шести центров – наряду с Лондоном, Ливерпулем, Глазго и другими, – откуда нацисты планировали управлять своими новыми английскими владениями.

Не оставляла сомнений и судьба еврейской общины – в том случае, если бы немецкое вторжение удалось. Еще в 1942 году, на конференции в Ванзее, где нацистская верхушка обсуждала окончательное решение еврейского вопроса, в перечне стран, чьи еврейские общины подлежали уничтожению, была мрачная строка: «Ирландия – 4000». Нацисты считали, что именно четыре тысячи евреев живет в Ирландии и должно быть умерщвлено.

Вообще, история евреев в Ирландии началась в XI веке. В «Анналах Инишфаллена», монашеской исторической хронике Ирландии, сказано: «В тот век пять евреев прибыли из-за морей с дарами, а затем были отправлены обратно за море». В XIII веке, очевидно, небольшая еврейская община существовала близ Дублина – однако в 1290 году вышло постановление английского короля, согласно которому «все иудеи должны покинуть королевство». Следующий приток еврейских беженцев случился в конце XVI века: в Ирландию устремились сефарды, изгнанные из Испании и Португалии. А позже – в XVII и XVIII веках – близ Дублина, где уже около 100 лет существовала синагога, стали селиться первые выходцы из Польши и Германии. Но численность еврейской диаспоры оставалась небольшой. По данным переписи 1871 года, всего около 300 человек. В 1881 году – 600 человек. Зато в начале XX века их количество резко выросло сначала до четырех, а затем и почти до пяти тысяч человек. Примерно таким оно и оставалось к началу Второй мировой войны.

20-е годы ХХ века для Ирландии – время борьбы за собственную независимость. Именно тогда в ходе гражданской войны страна и разделилась на условные Южную и Северную Ирландию: первая до 1937 года называлась Ирландским Свободным Государством – а позже стала Республикой, вторая осталась в составе Великобритании. Имон де Валера, в чью честь посадили памятный лес в Назарете, построил карьеру в вооруженной борьбе. Историк Тим Пат Куган пишет, что еще в 1916 году де Валеру могли расстрелять британцы – за участие в Пасхальном восстании, первой попытке ирландцев выйти из-под контроля англичан. Его спасло тогда, вероятнее всего, американское гражданство. По иронии судьбы де Валера родился в ирландско-кубинской семье в Нью-Йорке – и пока его товарищей по восстанию вели на казнь, его собственный приговор отложили по запросу консульства США. С 1922 года де Валера – временный президент независимой Ирландии, а с 1932 по 1948 год – премьер-министр, хотя должность эта называлась в разные периоды по-разному.

В декабре 1937 года Ирландия приняла конституцию, над которой работали де Валера и его коллеги. 44-я статья этого документа давала евреям, живущим в стране, все гражданские права, включая право свободно исповедовать свою веру и прибегать к защите государства в случае любого проявления к ним религиозной нетерпимости. Этот текст шел вразрез с европейскими тенденциями – немецкими «расовыми» законами 1936 года, погромами в Польше, которых в 1935–1937 годы было не меньше 30, выступлениями «чернорубашечников» Освальда Мосли в Лондоне.

Конечно, и в самой Ирландии не обошлось без антисемитских эксцессов. Известно, что ирландский посол в Берлине Чарльз Бьюли открыто симпатизировал нацистам и даже слал в Дублин отчеты, говоря, что «никакой угрозы евреям в Германии не существует». Антисемитом был и член правительства Ирландии Оливер Фланаган. В 1943 году он устроил публичный допрос де Валере, критикуя его план предоставить убежище 500 еврейским детям. Де Валера отбивался, пойдя на хитрость: официально эти дети были католиками, их крестили, чтобы упростить въезд в страну. Однако интересно и следующее: конституцию Ирландии в 1937 году принимали общим референдумом – за 44-ю статью, гарантирующую права и свободы евреев, проголосовали большинство коренных ирландцев.

Очевидно, что конституция не смогла бы уберечь еврейскую диаспору от уничтожения, если бы страну захватили нацисты. Но вот что говорил позже об этой конституции Ицхак Айзик Герцог – дед будущего президента Израиля Ицхака Герцога, соратник де Валеры и главный раввин Ирландии до 1937 года. «Она дала евреям хоть какое-то ощущение безопасности, ощущение, что в мире, который гонит их со всех сторон, есть государство, где евреи равны в правах со всеми остальными людьми».

Нацистам не удалось взять Британские острова. Грандиозная воздушная Битва за Британию в июле-октябре 1940 года закончилась победой англичан. Из-за этого Гитлер отказался от операции «Морской лев», в ходе которой фашисты планировали форсировать Ла-Манш и захватить Англию, начав оттуда дальнейшее продвижение по островам. Напротив, уже в 1944 году именно Англия стала плацдармом для ответной атаки – высадки союзных войск в Нормандии и открытия второго фронта.

Ирландия сохраняла нейтралитет до самого конца войны – хотя известно, что как минимум 200 тысяч ирландских добровольцев сражались против Германии в армии англичан. Эта политика невмешательства определила международную изоляцию Ирландии в послевоенные годы, считает историк Елена Полякова, автор книги «Ирландия в XX веке». Не красит ирландцев и другой факт: 2 мая 1945 года Имон де Валера лично посетил немецкое посольство в Дублине и выразил соболезнования в связи со смертью Гитлера. Ирландский историк Брайан Герван объясняет это «ограниченным кругозором» политика. По его словам, всю свою жизнь де Валера посвятил борьбе за независимость Ирландии – и больше всего боялся, что страна вновь утратит ее. Даже в своей речи о нейтралитете во Второй мировой войне он признавал, что Ирландия слаба и не может вступить в конфликт: «Все мы знаем, что происходит, когда сильная нация использует свою мощь против слабой». Кроме того, по словам Гервана: «Многие в Ирландии сравнивали нацистов с преследуемыми ирландскими националистами. И де Валера считал нацистов националистическим режимом, который в некоторой степени олицетворял немецкий народ. Эта позиция, впрочем, не делала его самого пронацистом».

Позже стали известны и другие факты: сразу после войны де Валера лично распорядился принять в Ирландии больше 100 еврейских сирот, спасенных союзниками из лагеря Берген-Бельзен. В 1951 году он побывал в Израиле по личному приглашению Давида Бен-Гуриона. Все это – как и конституция, давшая права евреям в то время, как эти права у них лишь повсеместно отнимали, – вероятно, и стало причиной, по которой «Лес Имона де Валеры» под Назаретом стоит до сих пор.

Комментарии