Был ли Бах антисемитом?

24.09.2012

В мае прихожане Берлинского кафедрального собора заявили, что покинут церковь, если в ней на Пасху будет разрешено исполнение произведения Иоганна Себастьяна Баха «Страсти по Иоанну», написанного в 1724 году. Либретто было изменено тремя евреями с целью сделать его менее «юдофобским». С этой целью несколько пассажей, в которых евреи призывают к распятию Христа, были заменены на отрывки из еврейской литургии.

Следует отметить, что со времен композитора-антисемита Рихарда Вагнера сочетание «Германия – евреи – музыка» не вызывало приятных ассоциаций, отмечает обозреватель британского еврейского издания Jewish Chronicle Дэвид Конвей.

Антисемитизм «Страстей по Иоанну» проявляется не только в содержании (евреи, жаждущие распятия Христа), но и в форме, причем этот призыв звучит очень яростно и ожесточенно. Однако прежде чем судить строго, стоит обратиться к самой сути христианской литургии.

На протяжении тысячелетия, предшествовавшего Реформации, в течение Страстной недели (предшествующей Пасхе) было принято читать «Страсти Господни» из четырех книг Евангелия, в которых рассказывается об аресте, суде и распятии Христа. Во время вечерней службы в Страстную пятницу традиционно читался отрывок из «Страстей» из Евангелия от Иоанна.

В число обязанностей И.-С. Баха, получившего в 1723 году должность кантора хора Святого Фомы в Лейпциге и преподавателя музыки в приходской школе, входило написание музыки для «Страстей по Иоанну» для службы в Страстную пятницу.

Либретто было написано еще в 1710 году немецким поэтом Бертольдом Генрихом Броккесом, и Баху заказали музыку к уже существующему либретто. Таким образом то, какими евреи предстают в «Страстях по Иоанну», ничего не говорит о взглядах самого композитора, а лишь доказывает соблюдение им условий контракта с заказчиком.

Не имея права выбросить что-либо из существующего либретто, Бах, однако, добавил в него отрывки, в которых в распятии Христа обвиняется все грешное человечество. В «Страстях по Матвею», написанных композитором два года спустя, евреи и вовсе не упоминаются.

Несмотря на явный и яркий антисемитизм основоположника лютеранства Мартина Лютера, который в своем сочинении «О евреях и их лжи» призывал к изгнанию иудеев и предупреждал христиан о том, что «евреи — воры, а их синагоги – логово дьявола», большинство приверженцев созданной им конфессии не воспринимали всерьез антисемитские заявления своего духовного вождя. Большинство образованных людей того времени, к коим, безусловно, относился и Бах, относились к своим еврейским соседям толерантно. К примеру, в апреле 1715 года Сенат города Гамбург обнародовал обращение, связанное с пасхальными исполнениями «Страстей по Иоанну», в котором было сказано: «Истинной целью размышлений над страстями должно быть искреннее раскаяние... Все остальное, в частности, яростное поношение евреев и высказывания против них недостойно истинных христиан».

Толерантное отношение образованной части населения Лейпцига к евреям подтверждается документом, озаглавленным «Используют ли евреи христианскую кровь?», обнаруженным в 1994 году. Документ был составлен в 1714 году лейпцигскими теологами по заказу польского короля и курфюрста Саксонии Августа. В нем теологи безоговорочно отрицали использование евреями в пищу крови христиан. Многие полагают, что Август поручил составить этот документ именно теологам из города Лейпциг, заранее зная, что они оправдают евреев. Сам отчет был нужен Августу в качестве инструмента борьбы со своими менее просвещенными подданными, призывавшими к изгнанию из страны евреев, от чьей коммерческой деятельности зависел курфюрст.

Любопытно, что Бах сравнивал себя с древнееврейскими музыкантами-левитами, служившими в Иерусалимском Храме.

Однако каким бы ни было отношение Баха к евреям, именно они сохранили его музыкальное наследие и донесли его до будущих поколений, тем самым сделав его имя знаменитым.

Уже через 15 лет после смерти лютеранского «левита» его произведения были забыты, а полифонический музыкальный стиль вышел из моды. На протяжении последующих 80 лет память о композиторе продолжала жить благодаря музыкантам и почитателям творчества Баха из двух еврейских семей — Мендельсон и Саломон, породнившихся в 1804 году в результате бракосочетания Авраама Мендельсона и Леи Саломон. Их сын, выдающийся немецкий композитор Феликс Мендельсон-Бартольди, в 1829 году впервые после смерти Баха исполнил «Страсти по Матвею», горячо принятые публикой. Тем самым Мендельсон заложил основы будущей мировой славы почти забытого к началу XIX столетия композитора. Рассказывают, что после триумфального исполнения «Страстей по Матвею» Феликс Мендельсон саркастически заметил своему другу-еврею: «Только представь себе, что двум евреям пришлось вновь открыть миру выдающееся христианское музыкальное произведение».

Однако нацисты не ценили вклад неугодной расы во что бы то ни было. Стремясь стереть даже малейший вклад евреев в немецкое музыкальное наследие, в 1936 году они снесли памятник Феликсу Мендельсону, стоявший перед Лейпцигским концертным залом.

Надежда Гутина