Глава 2

12.04.2001

Братья Утины и участники студенческого движения 1861 г. являются единственными представителями еврейства в освободительном движении 60-х гг. Затем ни в группе лиц, подвергшихся преследованию по делу Каракозова, ни в процессах, связанных с именем Нечаева, мы не встречаем еврейских имен. Между тем стремление к просвещению охватывало все шире и все глубже русское еврейство, и из среды еврейской молодежи, устремившейся в высшие учебные заведения или только пытавшейся вырваться из круга понятий старого ортодоксального еврейства, вышли видные участники освободительного движения 70-х гг. Эта еврейская молодежь решительно порвала со старым миром, и всем своим сердцем, всей своей душой устремилась к зданию нового мира. Эта молодежь вместе с демократической разночинной интеллигенцией всей России искренне и глубоко восприняла заветы народолюбия и свободы 60-х гг., неразрывно связала свою судьбу с судьбой русского разночинца, "беззаветно отдалась борьбе во имя свободы и счастья русского народа и, не задумываясь, понесла на алтарь русской свободы свое личное счастье, свою свободу и даже жизнь. Семидесятые и первая половина восьмидесятых годов — это эпоха, когда из среды еврейской молодежи вышли выдающиеся деятели освободительного движения, для которых единственной целью было освобождение русского народа, в широком смысле этого слова. Национальные историки еврейского движения справедливо указывают на то, что почти все русские революционеры из числа евреев этого времени порвали со своей национальностью, растворились в русском движении, счастье и свободу русского народа поставили выше всего, забывая о родном народе и включая трудящееся еврейство в массу русского трудового народа и всемирного пролетариата. Лишь немногие евреи-социалисты думали, говорили и действовали во имя еврейского пролетариата и обращались к еврейской социалистической молодежи. Большинство из них ассимилировалось с русской разночинной интеллигенцией и об руку с нею пошло на борьбу во имя академической и политической свободы, во или освобождения трудящихся масс. И для тех, кому дорого движение 70 и 80-х гг., тем дороже самоотречение и великие жертвы, понесенные еврейской интеллигенцией в эту эпоху. А жертвы эти были велики, и если в начале 70-х гг. мы видим лишь отдельных евреев, участвующих в движении, к концу 70-х гг. они насчитываются сотнями.

Беспорядки 1869 г., охватившие высшие учебные заведения Петербурга, дали освободительному движению два имени. Первый был-студент Технологического института — Лазарь Гольденберг, второй — студент Медико-хирургической Академии Соломон Чудновский. Оба они были высланы за участие в беспорядках на родину: Гольденберг — в Тамбовскую губернию, а затем в Петрозаводск, а Чудновский в Херсон. Оба они сыграли видную роль в движении. Гольденберг уже в конце 60-х гг. был основателем кружка, в котором шло горячее обсуждение статей Бакунина в "Народном Деле". Летом 1872 г. он удачно бежал из Петрозаводска за границу. Еще в России ой был в тесной связи с кружком чайковцев, усиленно настаивал на создании популярной народной литературы в [духе] идей кружка и в Женеве стал во главе вольной русской типографии, печатавшей именно эту литературу. Им были напечатаны для чайковцев десятки народных брошюр, получивших в 1873- 1874 гг. широкое распространение. Поселившись в 1876 г. после высылки из Парижа в Лондоне, Гольденберг принял вместе с Либерманом участие в основании "Еврейского социалистического Общества", издавшего прокламацию "К еврейской социалистической молодежи", и неизменно помогал своим техническим опытом всем революционным организациям 70-90-х гг. В 1892 г. он был одним из основателей ФОНДА ВОЛЬНОЙ РУССКОЙ ПРЕССЫ в Лондоне, сыгравшего столь видную роль в русской заграничной прессе.

Соломон Лазаревич Чудновский, сын купца, попал после студенческих беспорядков в Херсон, а оттуда в Одессу. Здесь он стал одним из виднейших представителей кружка Волховского. имевшего теснейшую связь с чайковцами в Петербурге, ездил в Вену и Швейцарию, вошел в сношения с Лавровым, организовал транспорт нелегальных изданий, и в начале 1874 г.. преданный контрабандистом Симхой, был арестован. После 37,-летнего заключения он предстал пред судом по делу 193-х и осужден на ссылку с лишением всех прав. На суде он защищался сам, потребовал отвода предателя Симхи, заявляя, что "это — сыщик, и посему действовал с корыстною целью". Однако прокурор Желеховский возразил, что "такого закона нет, чтобы допрашивать сыщика без присяги". Протестуя со всеми подсудимыми против разделения 193 подсудимых на группы, он "из уважения к правосудию и к своему человеческому достоинству" отказался участвовать в суде, так как "постановление 11 октября лишало его всех гарантий, предоставляемых подсудимым Судебными Уставами". Обстановка, при которой арестовали Чудновского, дала присяжному поверенному Бардовскому повод для следующего диалога со свидетелем Симхою:

"Вопрос. Вы ездили в Одессу и устраивали там западню — за это вы получаете вознаграждение? — Ответ. Так как я верный подданный, то должен быть...- Вопрос. Я не отрицаю вашей обязанности, но вы все это даром делали: разъезжали, хлопотали, проживались? — Ответ. Все на мой счет, я только здесь получил 350 рублей от шефа жандармов. — Вопрос. Как вас рассчитывают: поденно или поштучно, т.е. сколько людей изловите, за каждого?.. Ответ. Я не знаю их расчета, я получил 350 рублей"...

В Ялуторовске Тобольской губернии Чудновский был арестован за сношения с уголовным Цыпловым, оказавшим полиции вооруженное сопротивление, отправлен в Курганскую тюрьму; в начале 70-х гг. вместе с Волховским руководил в Томске "Сибирской Газетой", после 15 лет ссылки вернулся в Россию, после 1905 г. примкнул к левой группе конституционных демократов и умер в Одессе.

К числу той молодежи, которая со студенческой скамьи начала свое участие в русском освободительном движении, относится Марк Андреевич Натансон, выдающийся политический деятель и организатор. Родившись в 1850 г., в еврейской купеческой семье, он поступил в Медико-хирургическую академию в Петербурге и в конце 60-х гг. основал вместе с Н.В.Чайковским тот кружок, который сыграл выдающуюся роль в движении 70-х гг. и который по справедливости может быть назван столько же кружком Натансона, сколько и кружком Чайковского. В связи с делом Гончарова, студента технологического института, печатавшего прокламации, правительство обратило в 1871 г. внимание на деятельность Натансона, работавшего по распространению в среде интеллигенции книг, хотя и прошедших через цензуру, но весьма тенденциозных. Натансон был отправлен в 5-летнюю административную ссылку в Архангельскую губернию. Во время процесса 193-х, ликвидировавшего кружок "чайковцев", открылось, что Натансон поддерживал связь с деятелями движения того времени. В эпоху деятельности мелких разрозненных кружков и панического страха пред всякого рода центральными организациями, Натансон взывал из ссылки к товарищам, призывая их объединяться "в одно стройное целое". Досугом в ссылке он воспользовался для подготовки такого рода, "чтобы, — как писал он, — куда бы ни забросила меня судьба, я мог высоко держать знамя народного дела". Вернувшись в 1876 г. из ссылки после разгрома 1874-1875 гг., он из уцелевших "чайковцев" и других народившихся к тому времени групп создал основное ядро новой мощной организации, принявшей затем название "Земли и Воли". Деятельность его поражала всех своей энергией, неутомимостью и блестящим проявлением организаторского таланта. Летом 1877 г. он был уже арестован и после заключения в Петропавловской крепости отправлен на 10 лет в Восточную Сибирь, Вернувшись в начале 90-х гг. в Россию, Натансон избрал местом жительства Саратов, где снова сумел сплотить разрозненные общественные элементы. В Орле, а затем в Петербурге он продолжал свою организационную деятельность, объединяя оппозиционные элементы во имя борьбы за конституцию. Партия "Народного Права" была создана его исключительными усилиями. Заключение в Петропавловской крепости и пятилетняя ссылка в Восточную Сибирь были для него лично результатом его кипучей 4-летней деятельности. Три раза выступает он в освободительном движении, и каждый раз его роль — роль собирателя разрозненных сил, организатора и вождя. Натансон — одна из крупнейших фигур движения не только 70-х, но и 90-х гг.