"ВЕСЕЛЫЙ РОДЖЕР" и "МАГЕН ДАВИД"

12.04.2001



"ВЕСЕЛЫЙ РОДЖЕР" и "МАГЕН ДАВИД" Поначалу может показаться странным, что рассказ о некоторых малоизвестных страницах истории морского разбоя начинается не на островах Карибского моря, не в Англии и не в Северной Африке, а у нас в Израиле, в древнем городе Цфате. Впрочем, мы еще перенесемся и на остров Ямайка, и в Лондон. Но начнем все-таки с израильского Севера. Здесь находится много мест поклонения религиозных евреев. Первое из таких мест — могила великого каббалиста и мудреца Ари а-Кодеша, Святого Льва — Ицхака Лурия Ашкенази. Недалеко от этой могилы находится еще одна, может быть, менее известная, но тоже почитаемая. В ней покоятся останки еще одного каббалиста по имени Яаков Куриэль. Судьба этого человека столь удивительна, что заслуживает, может быть, целого романа. Его можно назвать "еврейским капитаном Бладом", героем Р.Саббатини. О жизни Яакова Куриэля поведал потомкам ученик Ари а-Кодеша рабби Хаим Виталь Калабри в книге "Сефер Хезъенет". Куриэль был потомком знатной семьи испанских евреев. Его предки занимали видное положение при испанском дворе, владели несметными богатствами — до той поры, пока инквизиция не обрушила свой меч против евреев Пиренейского полуострова. Печальная история преследования и изгнания испанских евреев, начавшаяся чуть больше пятисот лет назад, достаточно хорошо известна. Правда, мало рассказывается о том, как изгнанники мстили виновникам своих бед. А ведь испанские евреи вполне обоснованно считались самыми образованными, самыми богатыми и самыми гордыми гражданами тогдашней Европы. О последнем свидетельствует любопытный факт: в отличие от прочих, испанским евреям европейские правители разрешали носить шпаги. И не только носить, но и пускать их в ход, если речь шла о защите фамильной чести! И вдруг — эти гордые аристократы, жившие в Испании около тысячи лет и считавшие себя истинными испанцами, в одночасье лишились всего — родины, богатства, положения. Они превратились в обесчещенных и ограбленных изгоев. Немудрено, что в сердцах этих людей горела жажда мести. Большая их часть поселилась в Турции и приняла активное участие в войнах турков против "католических владык". Некоторые же избрали более экзотическую и опасную дорогу морского разбоя. Среди последних оказался и Яаков Куриэль. Он перебрался в Новый Свет и на средства, уцелевшие после всех конфискаций, снарядил фрегат. Команда этого фрегата набрана была в основном из таких же евреев-изгнанников, как и он сам. Будучи опытным моряком (до начала преследований молодой Яаков Куриэль был офицером военно-морского флота Испании), Куриэль совершал поистине отчаянные набеги на караваны испанских галеонов, перевозивших золото и серебро из Нового Света в Испанию. О его удачливости и богатстве среди пиратов Ямайки и Тортути начали ходить легенды. Он вскоре стал командиром и владельцем небольшой флотилии из трех быстроходных кораблей. Корсары называли его адмиралом. Любопытная деталь (об этом упоминает Хаим Виталь и подтверждают исследования современных историков): на кораблях Куриэля была не только очень строгая дисциплина — это-то, вопреки расхожим мнениям, считалось вполне обычным для пиратской флотилии. Адмирал-еврей тщательно следил за соблюдением религиозных норм иудаизма всеми моряками. На кораблях соблюдалась суббота, кашрут и прочие мицвот. Удовлетворив жажду справедливой мести, Яаков Куриэль прекратил пиратский промысел. О судьбе его богатств Хаим Виталь ничего не сообщает, но в Эрец Исраэль бывший пират вел более чем скромный образ жизни. Он поселился в Галилее, целиком отдал себя изучению каббалы, написал несколько книг, до сих пор имеющих хождение среди каббалистов. Как уже говорилось выше, его могила находится рядом с могилой Ицхака Лурии Ашкенази и так же, как могила последнего, является объектом поклонения верующих.
* * *
Вообще, история пиратства тесно связана с историей открытия Америки. И говоря о той роли, которую сыграли в истории морского пиратства евреи, нельзя хотя бы вкратце не вспомнить о некоторых нестандартных объяснениях причин плавания Христофора Колумба. Итак, 2 августа 1492 года все без преувеличения население испанского города Палоса собралось на пристани. Три каравеллы — "Санта-Мария", "Пинта" и "Нинья" уходили навстречу неизвестности, в те безбрежные просторы океана, которых еще не видела ни одна душа. Маленькую флотилию возглавлял адмирал Кристобаль Колон — как называли его здесь, в Испании — или Христофор Колумб, как называли его раньше в тех краях, где он родился и вырос. Колумб стоял на полуюте флагманской "Санта-Марии" в полной адмиральской форме. Никто не знал, о чем он думает в этот миг своей победы. Собравшиеся на пристани горожане — а среди них многие были родственниками моряков, находившихся сейчас на трех кораблях — были уверены, что никогда не увидят своих близких. Еще бы: адмирал Колон-Колумб утверждал, будто Земля круглая, и в Индию следует плыть не на восток, а на запад! Но мало кто верил ему — из оставшихся на берегу. Да и самого адмирала здесь, собственно говоря, никто не знал. — Он называет себя адмиралом, — говорили некоторые, — но в каких морях он плавал? О нем ходили самые разнообразные слухи. Говорили, будто он, хотя и родом из Генуи, на самом деле происходит из семьи испанских конверсо, марранов — крещеных евреев. Да и судовладельцы Мартин Алонсо Пинсон и Винсент Янес, поставившие ему суда и сами отправившиеся в неведомое, тоже происходили из так называемых "новых христиан". Этим полупрезрительным наименованием власти официально называли тех евреев, которые спаслись от преследования инквизиции переменой веры. Кто знает, куда такие люди могут завести доверившихся им испанцев? Наверное, поэтому прощание с отплывающими вышло настолько печальным... Оставим на время родственников отважных моряков, переживающих разлуку на пристани портового города Палое. Мы-то с вами знаем, что они отправились не просто в плавание в легенду. Они открыли целый мир, названия трех крохотных даже по тем временам кораблей, имя Колумба и его спутников ста ли достоянием истории.

Даниэль Клугер