Череп прекрасной дамы

12.04.2001



Череп Прекрасной Дамы В испанском городе Севилье сто лет назад по многочисленным просьбам жителей была снесена улица с жутковатым названием Калье де ля Муэрте (Улица смерти). Затем район был отстроен заново. Часть зданий восстановили в соответствии с сохранившимися гравюрами. Ныне этот район является местом обязательного посещения туристов, осматривающих старинную Севилью. Среди прочих достопримечательностей туристам демонстрируют дом, некогда давший улице имя. Конечно, это не тот самый, а его точная реконструкция. Дом называют "Домом красавицы" или "Домом Прекрасной Дамы". Словно в насмешку над именем, безучастно смотрит на прохожих укрепленное над входом керамическое изображение человеческого черепа. В течение четырехсот лет — вплоть до сноса улицы — над дверью подлинного "Дома Прекрасной Дамы" располагался настоящий, не керамический череп. Такова была последняя воля владелицы старинного здания Сюзанны де Шошан: по смерти укрепить на фасаде дома ее собственный череп, как говорилось в завещании, "в назидание распутным девицам и в память об ужасном грехе, ею совершенном". По утверждению нынешних жителей Севильи, точнее — севильской Калье де Атод (так сегодня называется эта улица), — череп, но ночам издавал жуткие звуки, в которых можно было угадать стоны, всхлипывания и даже проклятья. Эти пугающие явления и стали основной причиной сноса всей улицы Смерти. Тогда же севильцы обратились к муниципальным и церковным властям с просьбой похоронить на кладбище беспокойный череп. Власти согласились, череп девицы де Шошан был захоронен. Сейчас, как уже было сказано, над дверью восстановленного здания — керамическое изображение. Крики и стоны прекратились. Севильцы полагают, что душа Прекрасной Дамы наконец успокоилась. Что же за страшная история произошла некогда в этом доме? Чем вызвано было странное желание красавицы Сюзанны? Вообще — кем она была? Что за страшный грех не могла простить себе эта женщина? Обо всем этом мы и расскажем сегодня нашим читателям. Но прежде отметим: существуют две версии этого события. Какая из них выглядит более достоверной — судить опять-таки вам. Несколько лет назад — в 1992 году — исполнилось ровно пятьсот лет со дня изгнания евреев из Испании. Трагическое это событие произошло в 1492 году. Но королевский указ, подписанный ''их христианнейшими величествами", представлял собою лишь финал. Его готовили на протяжении многих лет, и история Сюзанны де Шошан явилась звеном в цепи преследований. Сюзанна была дочерью богатого и влиятельного жителя Севильи — дона Диего де Шошан. Состояние семейства де Шошан оценивалось в 10 миллионов золотых мараведи — если верить историку инквизиции, доминиканскому монаху Лъоренте. Льоренте впервые рассказал о судьбе семьи де Шошан в своем фундаментальном труде, увидевшем свет в начале XIX столетия. Диего де Шошан был марраном (или конверсо) — так называли в Испании крещеных евреев. Иногда их именовали также "новыми христианами" — в отличие от "старых христиан" — испанцев, гордившихся своим происхождением от вестготов. Еврейское его имя неизвестно. Не исключено, что Диего де Шошан был рожден уже христианином, и крещение впервые принял его отец. Тем не менее, в его семье продолжали исповедовать иудаизм, демонстрируя в то же время внешнее христианское благочестие. Чтобы нашим читателям было понятно, почему подобное поведение, не являвшееся тайной, до поры до времени игнорировалось властями, скажем следующее. В Испании к моменту преследований проживало около миллиона евреев и примерно полмиллиона марранов. Севильская община в тот момент насчитывала несколько десятков тысяч евреев — тайных и явных. Севилью вообще долгое время считали еврейским городом. По мнению самих христиан, евреи поселились в этих местах еще во времена Первого Храма. Нынешние историки называют более поздние сроки, по все равно — евреи появились в этом городе до христиан. Севилью иногда называли столицей "конверсо". Ничего удивительного, таким образом, не было в том, что когда кардинал Испании и настоятель монастыря Санта-Крус назначил первых инквизиторов, он начал с учреждения "священного трибунала" в Севилье. Когда во второй половине XV века над испанскими евреями нависли тучи, многим севильским марранам-конверсо свойственно было отмахиваться от возможных несчастий. Между тем именно они — а отнюдь не явные евреи — в первую очередь интересовали преследователей: во-первых, христианин, тайно соблюдающий еврейские традиции, считался еретиком, во-вторых, именно марраны были самыми богатыми людьми в Испании. Королева Изабелла покровительствовала инквизиторам не только по причине набожности, но и в надежде пополнить опустевшую королевскую казну за счет преследуемых. Лишь после получения известия о готовящемся прибытии в Севилью инквизиторов, настроение в кругах конверсо изменилось. Началось массовое бегство из города "новых христиан". Они старались укрыться во владениях могущественных южно-испанских феодалов, которые, во-первых, не весьма любили фанатиков, а во-вторых, вполне способны были противостоять даже королевской власти. Таковыми считались, например, маркиз Кадисский Родриго Понсе де Леон (потомок королей Леона) и граф д'Арко. Помимо прочего, оба аристократических семейства связаны были с марранами деловыми и даже родственными узами. В их полусуверенных владениях на первых порах нашли убежище несколько тысяч севильских марранов. Впоследствии и они будут арестованы инквизиторами, хотя некоторым удастся бежать за границу и перевести туда же с помощью упомянутых знатных сеньоров часть состояния. В сентябре 1478 году в Севилью были назначены комиссары Святой инквизиции — два монаха-доминиканца. Прибыв в город, они сразу же развернули бурную деятельность по выявлению еретиков. Но до поры до времени им это давалось с большим трудом. Власти Севильи устроили инквизиторам весьма пышную встречу, но отнюдь не горели желанием оказывать им помощь в выявлении "тайных евреев". Тем более что среди членов городского управления было немало марранов. Тогда на помощь своим посланцам явился истинный вдохновитель гонений, духовник кардинала Испании фра Томазо Торквемада. Это был подлинный фанатик, чья жестокость по отношению к еретикам поражала даже близких ему людей. О нем стоит сказать несколько слов — прежде, чем перейти к собственно истории "Прекрасной Дамы". Томазо Торквемада на долгие годы превратился в символ гонений против евреев — и не только в Испании. Его имя стало нарицательным. Между тем он не был создателем "Священного судилища". Влиятельные евреи и марраны, имевшие влияние при испанском дворе — в первую очередь, министр финансов Авраам Сеньор были встревожены слухами о предстоящих гонениях и возможном изгнании евреев. Они предложили королю и королеве фантастическую сумму, превышающую весь государственный долг, по меньшей мере, вдвое, за то, чтобы те не подписывали указ об учреждении в стране инквизиции. Но фанатик-доминиканец одной фразой разрушил готовящееся соглашение. Войдя в кабинет, где проходила встреча марранов с королевой, он воскликнул, протягивая крест с распятием: "Продайте его еще раз, уже не за тридцать серебренников!" И вышел, не дожидаясь эффекта. Королева разорвала указ, предложенный Авраамом Сеньором и отказалась от денег.

Даниэль Клугер