Нищий и веселый

12.04.2001



Нищий и веселый Богатство далеко не всегда сопутствует мудрости. Так было всегда. Однако давно замечено, что мудрый бедняк никогда не страдает от нищеты, зачастую компенсируя недостаток материальный избытком остроумия. Жизнь замечательного еврейского мудреца Авраама Ибн-Эзра словно предназначена для того, чтобы стать иллюстрацией этого утверждения. Он жил в Испании в Х веке и славился как знаток Торы и Талмуда. Его комментарии к 'Горе на протяжении веков интригуют философов и раввинов. Великий Рамбам писал: "Хорошо с холодным разумом неторопливо разбирать туманные намеки, оставленные Ибн-Эзрой!" При этом он советовал читать его труды, только укрепив себя знанием 'Горы и Талмуда. Авраам Ибн-Эзра старательно зашифровывал свои произведения, видимо, из опасения дать неверную направленность незрелым и пытливым умам rex, кто попытается последовать за ним. Далеко не всем удалось правильно понять его, хотя многие пытались разгадать намеки, содержащиеся в его книгах. Барух Спиноза, много лет посвятивший атому занятию, свою интерпретацию намеков Ибн-Эзры положил в основу знаменитого "Богословско-политического трактата". Ученые спорят о нем и по сей день. Впрочем, наш короткий рассказ не об этом. Следует сказать, что мудрость и великие знания нисколько не обогатили Ибн-Эзру, он всю жизнь оставался бедняком, почти нищим, жившим на пожертвования. Тем не менее, до конца жизни он оставался веселым и остроумным человеком, умевшим иронизировать над собственными неудачами. До нашего времени дошли несколько шуточных стихотворений, оставленных Ибн-Эзрой. Не беря на себя смелость предложить читателю собственно поэтический перевод, мы хотим познакомить вас с этими стихотворениями. И, как нам кажется, вы поймете, почему знаменитого талмудиста Авраама Ибн-Эзру можно было бы назвать "еврейским Ходжой Насреддином". Однажды его пригласили в богатый дом на пиршество. Хозяин дома, поклонник учености гостя, проводил его на одно из почетных мест. Другие гости, гордившиеся своим происхождением и богатством (следует отметить, что испанское еврейство всегда считалось воплощением гордости), выразили недовольство тем почтением, которое было оказано, как они считали, "оборванцу". Заметив это, мудрец тут же произнес стихотворный экспромт: "Господа, не чувствуйте себя оскорбленными за тот почет, который мне оказан сегодня. Вы столь знатны, что даже скамьям, на которых сидите, передаете часть этой знатности. Позвольте же мне присесть на такую скамью — может быть, часть вашей знатности через сидение перейдет ко мне?". В другой раз, посмеиваясь над своими постоянными неудачами, Ибн-Эзра написал: "Если бы я задумал стать сапожником, люди начали бы ходить босиком. Если б я начал шить саваны, люди просто перестали бы умирать!"

Даниэль Клугер