Кто такие лахлухи?

12.04.2001



У этой этнической группы евреев несколько названий: евреи Курдистана, евреи Захо, ассирийские евреи. В бывшем СССР, где жили они в Грузии, куда переселились добровольно, хотя и не от хорошей жизни (вместе с ассирийцами-айсорами, курдами-езидами и курдами просто) и в Казахстане, куда переселились совсем не добровольно (но вместе с теми же и ещё многими другими народностями). Их именовали "лахлухи". Сами же себя они звали "срэль" — что следует понимать, как "исраэль".

Каждое из их наименований появилось не случайно, и в них заключена долгая история, и каждое имеет своё основание.

Так, часто они называют себя "аншей Таргум" — "народ Таргума", т.е. люди говорящие на языке арамейского перевода Танаха. И действительно, их разговорный язык — восточный диалект новоарамейского языка, родственный языку Гемары Вавилонского Талмуда. Конечно, с вавилонских времён он сильно изменился и включает в себя массу заимствований из персидского, турецкого, арабского, а также из классического иврита. Но всё же для них переход на иврит в Израиле оказался куда легче, чем для людей других этнических групп — сходство с ивритом очень велико. Сами они считают, что этот язык развился из разговорного языка евреев Вавилонии, (некоторые учёные имеют на этот счёт свои теории, но не о них сейчас разговор), и именуют его "лешон таргум". Он достаточно сильно отличается от сходного наречия христианского населения, и, к примеру, иракские арабы отличают их и еврейский язык именуют "джабали" — "горский"

Собственно говоря, "курдскими" их называют лишь потому, что основной район их исторического расселения — это обширная горная область в Малой Азии. Государства курдов в истории не было никогда, да и курды не были там единственным народом. Там ещё живут ассирийцы-христиане двух религиозных направлений, арабы, персы… И еще были эти места Вавилонией, Сасанидским Ираном, Османской империей, а после её распада стали Ираком, Сирией, Турецкой Республикой и т.д. и т.п.

Мы говорим об этом столь подробно, чтобы стало ясным, почему эти места никогда не были стабильными, жить там всегда было нелегко, и все всё время враждовали со всеми.

Добавьте к этому то монгольское нашествие, походы Тимура, правление его потомков, а также чуму, саранчу, градобитие и землетрясения. Люди уходили в горы, куда власть очередного завоевателя доходила лишь номинально, и там в горах законсервировались обычаи и привычки средневековья.

"Евреями Захо" называют их поскольку в городе Захо и обширных его окрестностях

(Иракский Курдистан) проживало огромное количество евреев этой этнической группы.

В городах они занимались ремёслами: ювелирным делом, плотничеством, дублением кож, лесосплавом; женщины ткали ковры, пряли шерсть. В сельской местности выращивали виноград, табак, пшеницу, а также — что было редкостью среди евреев других групп- занимались отгонным и кочевым скотоводством. Далее к востоку становилось больше торговцев,как правило, самых мелких.

Среди интересных обычаев евреев Курдистана следует отметить поклонение могилам чудотворцев, известных раввинов и к тем местам, которые (скорее всего, ошибочно) принимаются за могилы Пророков. При этом, с течением времени к тем же местам стали приходить курды-мусульмане; христиане же ассирийцы всё время разоблачали "неподлинную святость" этих мест. Прошло каких-то пять-шесть сотен лет, и христиане обоих проклинающих друг друга направлений стали приходить и молиться у этих могил…

По оценкам специалистов численность евреев Курдистана определялась в 40-50 тысяч человек, века с XVI постоянно существует их община на Земле Израиля. В Израиле они занимались обычно физическим трудом, и сейчас, как говорят, среди иерусалимских грузчиков их процент по-прежнему высок. Дали они из своей среды министра обороны Давида Леви, много других военных и политиков… Сейчас в Израиле их проживает 80 тысяч человек, а за границами Страны осталось совсем немного: в Турции и Сирии, вряд ли в Ираке и Иране.

Нам же особенно интересна та их невеликая часть, которая волею судеб оказалась связанной с нами, тем уж хотя бы, что мы все жили в одной стране — СССР.

После Первой мировой войны, после того, как территория Курдистана переходила из рук в руки, и каждая новая власть начинала с насилия над попавшим ей в руки населением, многие люди — тысячами! — бежали из родных мест от гнусного насилия, где всех, как всегда, превосходили иранцы. Но и все другие, включая местных бандитов-активистов, охулки на руку не клали. Бежали все. Но, естественно, прежде всего не мусульмане. Так, в Россию ушли ассирийцы, армяне, езиды и — евреи. Им всем ничего хорошего от мусульман ждать было нечего. Впрочем, по числу бежавших мусульмане превосходили остальных, только они, как правило, предпочитали не Россию, а более цивилизованные, но исламские места. А также Америку и Австралию.

Лахлухи — происхождение этого наименования не выяснено — поселились в районе Тбилиси. Здесь они стали работать на стройках, а впоследствии освоили более престижную и полюбившуюся им специальность шофёров. Молились они в синагоге грузинских евреев, но чаще всего во дворе. Фамилии им были присвоены "на русский лад для тружеников Востока" — по имени отца: Биньяминов, Рафаилов, Мурадов, Барзанов.

В середине 30-х годов советские власти потребовали от всех проживавших в Грузии владельцев иностранных паспортов (в основном, иранских) или принять советское гражданство, или покинуть страну. Это относилось, естественно, не только к евреям, но среди них количество решивших уехать — через Турцию в землю Израиля — было очень велико. Оставшиеся приняли советское гражданство. И в 1951 году, как законные советские граждане были высланы в Восточный Казахстан. Гражданство великой страны, увы, предполагает и некоторые неудобства… Через несколько лет, после смерти Друга Всех Народов, часть из них вернулась в Грузию. Выезд в Израиль начался уже оттуда. Всего же в Тбилиси и Алма-Ате насчитывалось около 2 000 лахлухов (в 80-х годах).

Сколько осталось сейчас сказать трудно: лахлухи — люди глубоко восточные и в отличие от большинства евреев до Европы так никогда не добравшиеся. Если уж трогаются с места, то только всем многолюдным кланом…

Автор этих строк встречался с лахлухами в 83 году во дворе тбилисской грузинской синагоги. Как и все они обсуждали отъезд. Меня познакомили с немолодым мужчиной, сын которого обосновался в Израиле уже несколько лет назад. По его словам,

тот был всем доволен:

— Смотри, — говорил отец мне, — он здесь кем был? Таксист, да? А там свой грузовик купил. Свой!

Он помолчал и добавил:

- А потом язык очень лёгкий. Как по-нашему, так по-настоящему еврейскому. Только они некоторые слова очень смешно говорят…

Материал подготовил

Лев МИНЦ