Грузинские евреи

12.04.2001

Самоназвание грузинских евреев — эбраели. Данный этноним общепринят в современной грузинской речи и литературном языке. В древнегрузинском был распространен hуриа (общий с современным армянским hреа). Именно так, они упоминаются в памятниках древнегрузинской литературы. Впоследствии эта форма названного этнонима получила распространение в западногрузинских диалектах в виде уриа. Современные грузинские евреи его недолюбливают, предпочитая "эбраели" и "исраэли". Разговорным и литературным языком грузинских евреев является грузинский с использованием грузинской графики.

По переписи 1897 г. грузинских евреев, назвавших грузинский родным языком, насчитывалось 6047 человек, а по данным переписи 1926 года — 21.471. Вне Грузии самая большая община грузинских евреев была в г. Баку (427 человек), более 96% которых родным языком назвали также грузинский. По переписи 1959 г. грузинских евреев насчитывалось 35.673, назвавших родним языком грузинский. Из 43 тыс. грузинских евреев в конце 70-х гг. около 70% репатриировалось в Израиль.

Общины грузинских евреев преимущественно было в Кутаиси, Кулаши, Цхинвале, Гори, Они, Сачхерев, Бандза; в Абхазии значительная община грузинских евреев была в г. Сухуми. В каждом из этих городов и районов были свои синагоги.

Грузинская историческая традиция, как и устные предания грузин относят образования общим грузинских евреев к до письменной эпохе истории Грузии. Так, в летописном своде "Картлис Цховреба" говорится что после взятия вавилонским царем Новохудоносором Иерусалима (586г. до н.э.) евреи пришли в Картли и просили у местного "домовладыки" места для поселения. Картлийский владетель удовлетворил их просьбу и дал им землю под условием выплаты дани ("харки"), откуда якобы и поило название той местности Херки.

Следующая волна переселения евреев в Грузию со своей родины, грузинские легенды связывают со взятием Иерусалима римским императором Веспасианом в 70 г.

Но все эти данные, по мнению ученых, представляют собой письменно зафиксированные легенды и лишь в том плане они имеют определенный смысл: связь появления евреев в Грузии с наиболее выдающимися событиями их истории.

Согласно интерпретации Ицхака Давида грузинских исторических реалий, грузино-еврейские взаимоотношения находят свое отражение в народных легендах и сказаниях, зафиксированных в письменных памятниках древнегрузинской литературы.

Однако в древнегрузинском историческом памятнике "Обращение Грузии (в христианство)", в части, написанной представителями еврейской колонии в Мцхете, сохранилось более точное указание на появление евреев в Грузии — 169 г. д. н.э. Их поселения (общины) известны не только в Мцхете, но и в ряде других городов Восточном Грузии.

Общины грузинских евреев имели свой хозяйственный уклад и традиционные промыслы — ремесленничество, торговля и т.д. Вместе с тем, имели место непрерывные контакты с коренным населением в различных областях быта. Последнее обстоятельство должно было усилиться в результате установления монгольского господства в Грузии в ХШ в. и расширения здесь крепостнических отношений. Именно в этот период социальные низы грузинских евреев вступают в крепостную зависимость от грузинских землевладельцев. В числе землевладельцев было и немалое количество евреев, но традиционными занятиями оставались — мелкая и крупная торговля, ремесленничество. Процесс закрепощения грузинских евреев не привел к их ассимиляции собственно грузинами. Вообще более чем за двухтысячелетнее пребывание еврейских общин в Грузии процесс их ассимиляции не был сколь сколько-нибудь значительным.

После присоединения Грузии к России (1801 г.) грузинские евреи были уравнены в правах с евреями России. И тем не менее грузинские еврейские общины сохранили свою самобытность до сегодняшнего дня, даже репатриировавшись в Израиль.

После Октябрьской революции и установления советской власти в Грузии, грузинские евреи были вовлечены в процесс индустриализации и коллективизации страны. Одним из главных фактов этого времени, в жизни грузинских евреев было возникновение идеи о генетическом родстве их с грузинами. Эту идею о грузинах-христианах и грузинах-иудеях поддерживали не только грузины, но некоторые представители из среды самих грузинских евреев. В г. Кутаиси активизировало свою деятельность небольшое общество так называемых "ассимиляторов", во главе которых стояли братья Иосеф и Михаел Хананашвили. В местной прессе грузинских евреев даже проходила на этот счет дискуссия, так и не увенчавшаяся успехом ассимиляторов.

Когда возникли фамилии грузинских евреев? На этот вопрос ответить не просто, но ясно, что он связан с проблемой возникновения грузинских фамилий в целом. В ранний (домонгольский) период, судя по источникам, у грузинских евреев не было имен прозвищного характера, связанных с местом их проживания, как например, у христиан: Шота Руставели(Руставский) Евстафий Мцхетели (Мцетский), Або Тнилели (Тнилисский) и т.д. Такого рода ''фамилий" прозвищного характера среди грузинских евреев домонгольского периода не известны. Фамилия Абиатара не зафиксирована, о нем сказано, что он был "первосвященником евреев ( уриат аса) мцхетского багини (Синагоги) и получил освящение из рук Нино". Что же касается Сидонии, то ома прямо названа "женщиной-еврейкой (hуриа), дщерью священника Абиатара", т.е. функции собственно фамилий исполнял их этнический указатель, даже после принятия ими христианства.

После установления монгольского господства в Закавказье, в частности Грузии, грузинские евреи частично переселяются в Западную Грузию, в том числе и Абхазию. До сих пор в горных районах Западной Грузии, например, Лечхуми, живут потомки грузинских евреев, некогда спасшихся от монгольского засилья. Здесь зафиксированы такие фамилии грузинских евреев, как: Джануашвили, Мардахиашвили, Мегрелишвили, Сепиаишили, Аронашвили, Бениашвили, Занелашвили, Киколашвили, Лаилашвили и др.