В. Шнирельман. Подарок судьбы или б-жье наказанье.

13.04.2001



Мы публикуем работу В.А.Шнирельмана, одного из крупнейших знатоков иудаики по нескольким причинам. Казалось бы, вопрос о Хазарском каганате целиком и полностью относится к нашему историческому разделу и не требует разъяснения причин публикации: ведь все события, связанные с Хазарией, имели место более 1000 лет тому назад. И, следовательно, могут служить лишь темой неспешных и доброжелательных дискуссий только в сугубо академической среде. Но дело в том, что тема эта давно вышла за пределы академических рамок. Об этом и рассказывает В.Шнирельман. Если бы хазары не приняли в древности иудаизма (часть народа, или только знать, или знать и часть народа — не это главное!), то и вспоминали бы их — по крайней мере, в русской науке и литературе — не чаще, чем, скажем, берендеев, а споров вокруг них и их роли в истории Руси было бы не больше, чем о печенегах. Но было так, как было (хотя никто не может сказать в точности КАК было), и спор о хазарах, их завоеваниях и роли приобрёл совсем не историко-археологический характер. Тем не менее, мы начинаем публикации о хазарах и хазарской проблеме в историческом разделе: статья В.Шнирельмана — прежде всего историческая, но мы обязательно вернёмся к "хазарским" материалам ещё не раз и не только в историческом аспекте. И дело не только в том, что в истории еврейского народа славная эпоха Хазарского каганата сыграла очень важную роль.

В сущности, водораздел идёт между юдофобским и юдофильским взглядом на историю не только хазар, Древней Руси, но и всего человечества. Это особенно наглядно стало после публикаций приобретших шумную славу работ Л.Н.Гумилёва

Они настолько "на глазу и на слуху" у всей интеллектуальной читающей общественности, к которой, мы надеемся, относятся читатели Jewish.ru, что пройти мимо мы не можем.


По отношению к хазарам в русской историографической традиции за последние 150 лет выработались два принципиально различных подхода. Один из них всячески превозносил Хазарию и с благодарностью отмечал ее позитивный вклад в становление Древней Руси. Другой столь же настойчиво ее поносил как "паразитическое" государство, целенаправленно тормозившее развитие славянских племен и даже, якобы мечтавшее обратить ее в вечное рабство. В настоящей работе я попытаюсь, во-первых, показать правомерность квалификации первого подхода как юдофильского, второго как юдофобского, а во-вторых, выяснить, в какой социально-политической обстановке складывались оба подхода и как эта обстановка на них влияла. Это представляется важным, в особенности в последнее время, когда в литературе высказывается мысль о том, что в основе второго подхода лежат якобы новые, неизвестные ранее данные, заставляющие существенно пересмотреть более ранние оценки.

Дореволюционные русские профессиональные историки и археологи (Д.Я.Самоквасов, М.К.Любавский, М.Д.Приселков, С.Ф.Платонов) с уважением относились к Хазарии и ее роли в формировании древнейшего Русского государства. К их чести следует отметить, что ни еврейские погромы, ни антиеврейская пропаганда в конце 19-начале 20 вв. не омрачили для них образ Хазарин. Аналогичное отношение господствовало и в довоенной советской историографии. Общий тон работам по хазарской проблеме задал М.Н.Покровский, который написал первый советский учебник по русской истории. В противовес русским шовинистам, он писал, что первые большие государства на Русской равнине были созданы вовсе не славянами, а хазарами и варягами.

В этом направлении развивали свои теории и некоторые украинские историки Д.И.Дорошенко, академик Д.И.Багалей, эмигрант В.Щербаковский). Они подчеркивали, что защищенные хазарами от набегов степных кочевников восточные славяне смогли заселить южные степи вплоть до Черного моря, тогда как ослабление Хазарского государства заставило их покинуть эту территорию.

Украинский историк В.А.Пархоменко добавлял, что племена славянского юго-востока добровольно подчинились хазарам и под их эгидой начали строить свою государственность. Пархоменко предполагал даже, что пришедшие в Среднее Поднепровье с юго-востока поляне принесли с собой не только элементы хазарского государственного устройства (титул "каган"), но и иудейскую религию, чем и объясняется известный накал христанско-иудейского спора в первые столетия Киевской Руси. Пархоменко усматривал в поведении князя Святослава повадки воина, воспитанного в хазарской степи.

В 1920-е гг. к хазарской проблематике не раз обращался известный историк Ю.В.Готье. Он выделял хазар из других степных кочевников и отмечал, что " историческая роль хазар не столько завоевательная, сколько объединяющая и умиротворяющая". Именно благодаря мягкой политике и религиозной терпимости, — считал Готье, — хазары смогли веками сохранять мир в своих владениях. Он считал, что наложенная на славян хазарами дань не была обременительной.

Следующий этап изучения хазар связан с именем М.И.Артамонова (1898-1972), выдающегося археолога, много сделавшего для изучения раннесредневековых памятников юга Восточной Европы.

В своем первоначальном подходе к хазарской тематике Артамонов полностью следовал советской концепции 1920-х гг. Ему было ясно, что не разработанность многих вопросов хазарской истории и культуры была следствием шовинизма дореволюционной историографии, которая "не могла примириться с политическим и культурным преобладанием Хазарии, бывшей почти равной по силе Византии и Арабскому халифату, тогда как Русь только еще выходила на историческую арену, и то в виде вассала Византийской империи". Артамонов сожалел, что и среди советских ученых распространено пренебрежительное отношение к Хазарии. В действительности, — писал он, — в недрах огромного Хазарского государства шло формирование целого ряда народов — Хазария послужила "важнейшим условием образования Киевской Руси".

В 1940-е гг. сходные позиции отстаивал историк В.В.Мавродин, отваживавшийся трактовать 7-8 вв. как "период хазарского каганата" в истории русского народа. Он предполагал, что гипотетическая докириллическая древнерусская письменность могла сложиться под влиянием хазарских рун. Он позволял себе называть Киевскую Русь "прямой наследницей державы кагана".

Конец рассмотренной традиции положила кампания борьбы с космополитизмом, начатая в 1948 г. Одним из обвинений, выдвинутых против "космополитов", было "принижение роли русского народа в мировой истории". Эта кампания задела и археологов, среди которых был и М.И.Артамонов.

Сформировавшееся в ходе борьбы с космополитами отношение к хазарам, достигшее кульминации в трудах Л.Н.Гумилева, оказало значительное влияние на состояние умов современных российских антисемитов.

В конце декабря 1951 г. в газете "Правда" появилась заметка, автор которой набрасывался на историков, которые осмеливались ставить образование Древнерусского государства в связь с хазарским влиянием, преуменьшая творческий потенциал русского народа. Основной удар наносился по Артамонову. Автор заметки пытался представить хазар дикими ордами разбойников, которые захватили земли восточных славян и других народов и обложили их коренных обитателей "грабительской данью". Автор не сомневался, что хазары не могли играть никакой положительной роли в истории восточных славян. Они не только не способствовали формированию у тех государства, но и всячески тормозили этот процесс, изматывая Русь опустошительными набегами. Лишь с большим трудом Русь вырвалась из тисков этого страшного ига.