В деревнях Конкана

18.02.2003

Во II веке до нашей эры, когда на территории Эрец-Исраэль бесчинствовал сирийский правитель Антиох Эпифан, когда по всей стране собирались отряды для войны с ним, несколько семей миролюбивых галилеян нагрузили ослов и верблюдов и пошли на юг к порту Эцион- Гебер , что недалеко от нынешнего Эйлата. Долго добирались туда, а потом продали скот, еще сбросились и наняли корабль, идущий на восток. Подальше от войны, в одну из стран Востока, о богатстве которых хорошо были наслышаны в древнем Израиле. Если бы беглецы знали идиш, (которого они знать не могли, ибо не существовал он), они бы сказали: «менч трахт, Готеню лахт». Но поскольку нам идиш известен, то мы сможем и перевести эту мудрость, как «человек

предполагает, а Б-г располагает». И расположил Он так, что искатели мирной жизни потерпели кораблекрушение в Индийском океане. Семерых же мужчин и семерых женщин выбросило на берег Конкана. Это было одно из индийских княжеств в километрах тридцати от нынешнего города Мумбай, который мы всегда знали как Бомбей.

В Индии их встретили достаточно дружелюбно: явились они не с агрессивными целями, знали ремесла, и вскоре заняли свое место в сложной иерархии индийской деревни. А именно: главной их работой стало изготовление масла. Не слишком высокое положение, но уж и не низкое – тот, кто производит продукты питания, не может состоять в низкой касте, а то труды рук его люди не смогут брать в рот. И, как водится в индийской деревне, обрабатывали свои поля, для грязной работы (уборки отхожих мест, стирки) нанимая неприкасаемых, а чистой (обмолот, помол, сбивание масла) занимаясь сами. Короче говоря, как все вокруг.

В течение столетий жили они в полной изоляции от еврейских общин, перешли на язык маратхи, но помнили некоторые традиции: субботний отдых, обряд обрезания, некоторые праздники и посты, какие-то молитвы. И соблюдали кашрут, по крайней мере в таких формах, как им представлялось правильным. Впоследствии, это сыграло свою положительную роль. Окружающее население называло их «маслобои, не работающие по субботам». Сами же себя они именовали бней – исраэль, сыновья Израиля.

Веке в XVII несколько семей бней-исраэль переселились из деревни в Бомбей, и от бывших там европейских купцов (скорее всего, евреев) о них узнали за пределами Индии. Сами же они ничего не знали о других евреях в Индии. Пока в XVIII веке не встретились с евреями Кочина.

Один багдадский раввин, приехавший в Бомбей, страстно хотел увидеть «маслобоев, не работающих в субботу» и добрался до одной из их деревень. Поначалу он был очень разочарован тем, что увидел, но потом решил сделать опыт. Ибо знание поверяется опытом. Ребе пошел на базар, купил корзину рыбы – причем такой, что кошерна, и такой, что решительно нет – и принес ее маслобоям. Женщины тут же рассортировали рыбу и первым делом выбросили не имевшую чешуи.

Короче говоря, багдадские евреи, коих к началу XIX века полно стало в Бомбее, взялись за бней-исраэль, чтобы вернуть их в лоно истинного иудаизма, и много в этом преуспели. Как и в приобщении вчерашней деревенщины к образованию. И многие нашли себя в новых условиях: почему-то, прежде всего, на военной службе в туземных частях британской армии. Кто-то стал чиновником, кто-то – торговцем или ремесленником, но значительная часть осталась крестьянами. Один из них – Э.Мозес в 1937 году был избран мэром Бомбея.

После образования Израиля примерно половина бней-исраэль репатриировалась в Израиль. Сегодня их осталось в Индии тысяч двенадцать: даже не капля для почти миллиарда индийцев. Но все же во время последней индо-пакистанской войны штабом Восточного фронта командовал выходец из этой общины генерал-лейтенант Джейкоб.