Дневник антисемита

31.03.2014

Одной из главных тем, обсуждаемых исследователями западноевропейской философии XX века, остается вопрос о том, был ли выдающийся немецкий мыслитель Мартин Хайдеггер антисемитом и искренним сторонником нацизма. 


С точки зрения его недоброжелателей, вклад Хайдеггера в интеллектуальное наследие человечества обесценивается его членством в нацистской партии и антисемитскими высказываниями. Защитники философа утверждают, что он вступил в НСДРП вынужденно, будучи государственным служащим, а его антисемитизм носил весьма умеренный характер.

Недавняя публикация в Германии дневниковых записей Хайдеггера вновь оживила старые споры, пишет The New York Times. Дневники опубликованы франкфуртским издательством «Витторио Клостерманн» и составляют три тома в полном собрании сочинений философа.

Хайдеггер еще до прихода нацистов к власти открыто выразил свое отношение к «засилью евреев» в науке. 20 октября 1929 года в письме вице-президенту Чрезвычайного общества немецкой науки Виктору Швереру он писал: «Мы должны либо систематически укреплять нашу немецкую интеллектуальную жизнь, либо окончательно смириться с растущим “объевреиванием” в широком и узком смысле слова».

В апреле 1933 года Мартин Хайдеггер был назначен ректором Фрайбургского университета и участвовал в начавшейся чистке кадров. Его отношение к увольняемым евреям было далеко не однозначным. Когда отправляли на пенсию профессора математики Альфреда Леви, новый ректор пожелал ему «вынести все тяготы и жестокости, которые несут с собой времена перемен».

В дневниках (так называемых «черных тетрадях»), которые Хайдеггер вел с 1931 по 1941 год, философ осуждает евреев за «отсутствие корней, пустой рационализм и стремление из всего извлечь выгоду». «Мировое еврейство продолжает усиливать свое влияние, в то время как мы приносим в жертву наших лучших людей на поле брани», — писал он в 1941-м.

На 1200 страницах дневниковых записей откровенно антисемитские пассажи встречаются всего несколько раз, однако и они, по мнению ряда исследователей, опровергают утверждение о том, что политические взгляды Хайдеггера не имели прямого отношения к его философским трудам.

В феврале, еще до выхода дневников в свет, некоторые выдержки из них были процитированы в прессе и вызвали волну возмущения во Франции, где творчество Хайдеггера весьма популярно: его сочинения оказали значительное влияние на мировоззрение таких французских интеллектуалов, как Жан-Поль Сартр и Жак Деррида. 

Ричард Полт, профессор Университета Ксавьера в Цинциннати, цитирует высказывание Хайдеггера, записанное одним из его студентов на семинарском занятии в 1934 году: «Семитские кочевники никогда не смогут понять природу германского национального духа». «Для того, кто хорошо знаком с творческим наследием Хайдеггера, антисемитские замечания в его дневниках не должны стать сюрпризом», — отмечает Полт.

В статье, опубликованной в январе французской газетой Le Monde, редактор дневников Хайдеггера Питер Травный утверждает, что антисемитизм Хайдеггера носил совершенно иной характер, чем тотальная юдофобия идеологов нацизма. Согласно Травному, Хайдеггер отвергал «биологический антисемитизм» нацистской элиты, будучи приверженцем концепции «культурно-исторического антисемитизма». Он также полагает, что философ избавился от предвзятого отношения к евреям в послевоенные годы, во многом благодаря общению со своей бывшей студенткой и любовницей еврейкой Ханной Арендт.

Когда после падения Третьего рейха Мартин Хайдеггер оказался в духовной изоляции, Арендт приложила немыслимые усилия, чтобы помочь своему учителю и бывшему возлюбленному продолжить работу в Философском институте и чтение лекций в университете. Шансов пройти необходимые для этого процедуры «денацификации» было ничтожно мало, однако настойчивость, моральный авторитет и связи Ханны Арендт сделали свое дело: Хайдеггер вернулся к нормальной научной и педагогической деятельности.

По мнению Питера Травного, Хайдеггера можно назвать «великим философом, сбившимся с пути». «Однако теперь, после публикации его дневников, мы, к сожалению, не можем отрицать, что этот выдающийся мыслитель был антисемитом», — считает редактор.

Николай Лебедев