Иисус Навин

12.04.2001

Несмотря на палящую жару Иорданской долины, Иисус Навин, вождь израильских племен, должно быть, чувствовал спиной холодок, когда с тревогой глядел на могучие стены Иерихона (Иерихо). Его час настал. Самостоятельно, без помощи великого Моисея (Моше), ему предстояло переправить сынов Израиля через реку Иордан (Ярден) и проникнуть в Ханаан (Кнаан) — Землю обетованную.

Пророка Моисея, получившего от Самого Бога священный Закон, Моисея, который вывел двенадцать колен Израиля из египетского плена, который сплачивал их во время странствий по пустыне, который поддерживал в них веру, который умел их обуздывать, — мудрого Моисея больше не было на свете. Иисус Навин, раньше лишь выполнявший распоряжения Моисея, теперь должен был сам принимать решения и вести народ за собой.

Перед Навином стояла цель, которая озадачила бы любого храбреца, ибо ведомые им люди, пусть и закаленные сорока годами странствий по пустыне, не были вооружены и обучены для штурма внушительных стен ханаанских городов. Не имелось у них ни метательных машин, ни таранов, ни осадных башен... Не случалось им сталкиваться и с такой современной армией, как у ханаанеян, оснащенной железным оружием и имевшей боевые колесницы.

Правда, сыны Израиля уже провели успешную кампанию против аморреев (эмореев), возглавляемых царями Сихоном и Огом, и укрепились к востоку от Иордана, но это было еще при Моисее. К тому же аморреи, которые сами недавно появились в этих областях, не были — в отличие от ханаанеян — защищены крепостными стенами.

Смелые и ловкие, воины Иисуса Навина проявили упорство в стычках с племенами пустыни. Они доказали, что способны совершать неожиданные набеги и молниеносно атаковать, но никогда раньше не возникала перед ними такая трудная задача.

Иисус Навин уже давно знал о мощных стенах вокруг хана-анейских городов. Много лет назад Моисей направил его — среди других двенадцати разведчиков, по числу колен Израиля — за Иордан. Десять лазутчиков вернулись ошеломленные военным превосходством ханаанеян, но Иисус Навин и посланец колена Иуды (Иехуды) Халев (Калев) не поддались страху и настаивали на том, что Ханаан может быть покорен.

Несмотря на яростное сопротивление народа, принявшего сторону большинства разведчиков, Иисус Навин и Халев отстаивали свои взгляды, не убоявшись даже толпы, швырявшей в них камнями. Библейский рассказ повествует о гневе Господа, обрушившемся на народ Израиля за такое неверие, и о заступничестве Моисея перед Всевышним.

Согласно Библии, Бог не стал уничтожать евреев, но решил, что из поколения, вышедшего из Египта, лишь Иисус Навин и Халев войдут в Землю обетованную. Другим, включая и Моисея, было суждено умереть в пустыне: лишь их потомки смогли дойти до Иордана. Это новое поколение должно было освободиться от рабской психологии отцов.

Глядя на Иерихон, Иисус Навин сознавал, что откладывать решение дальше нельзя. Он уже отправил за реку двух разведчиков, и те сообщили, что народ Ханаана в панике. Остановившись у Рахав, содержательницы постоялого двора, они разузнали о том, каково впечатление местных жителей от победы израильтян в войне против двух аморрейских царей.

Основываясь на археологических данных, согласно которым Иерихон подвергся значительным разрушениям во время землетрясения в четырнадцатом веке до новой эры, то есть за сто лет до прихода Иисуса Навина, правомерно предположить: лазутчики сообщили вождю о том, что стены Иерихона не так крепки, как кажется. Однако учитывая, что толщина внешней стены доходила почти до двух метров, а толщина внутренней была вдвое больше, крепость могла все же произвести внушительное впечатление. Всякий, кто видел развалины Иерихона, мог убедиться в невероятной мощи его стен.

Перед штурмом Иисус Навин предпринял три решающих шага: возложил на себя верховную власть, включая право выносить смертные приговоры, обеспечил участие в военных действиях тех племен, которые собирались осесть на восточном берегу Иордана, и распорядился сделать обрезание всему мужскому населению.

Евреи — народ жестоковыйный. Как известно, каждый еврей имеет обо всем на свете свое собственное мнение. Библейский рассказ об исходе из Египта свидетельствует, что наши предки мало чем отличались от нас самих. Чтобы сплотить их, требовался колоссальный авторитет Моисея. Иисусу Навину предстояло добиться такого же влияния. Введение смертной казни способствовало укреплению воинской дисциплины.

Колена Рувима (Реувена) и Гада, а также половина колена Манассии (Менаше), уже достигли предназначенных им Богом земель в Заиорданье. Собственные интересы не подталкивали эти племена к тому, чтобы участвовать в долгой и, вероятно, тяжелой битве за Ханаан, однако Иисус Навин сослался на авторитет Моисея:

Жены ваши, дети ваши и скот ваш пусть останутся в земле, которую дал вам Моисей за Иорданом; а вы все, могущие сражаться, вооружившись, идите пред братьями вашими и помогайте им, доколе Господь не успокоит братьев ваших, как и вас; доколе и они не получат в наследие землю...


Нав; 1:14 15


Обрезание олицетворяло древний завет между Богом и сынами Израиля, но это был также и символ союза между людьми, чей духовный и практический опыт делился на всех и сплачивал всех.

Последующие события хорошо известны: сыны Израиля каждый день обходили город, священники несли Ковчег завета и трубили в шофары — бараньи рога.

И это делай шесть дней... А в седьмой день обойдите вокруг города семь раз... Когда услышите звук трубы, тогда весь народ пусть воскликнет громким голосом, и стена города обрушится до своего основания...

Нав., 6:2 — 4