Иуда Маккавей

12.04.2001

Работорговцам с побережья следовало поторопиться — продавался-то целый народ! Распоряжения царя Антиоха Епи-фана (Эпифана)* не оставляли сомнений: евреев надлежало разгромить, а затем выселить или перебить. Вместо них сюда должны были прийти новые поселенцы. Проблему Иудеи следовало решить раз и навсегда.

Огромной селевкидской армии, которой командовало целых три полководца — Птолемей, Никанор и Горгий, — были приданы войска из Идумеи и с побережья. Антиох не собирался повторять свою ошибку — теперь он не станет недооценивать Иуду Маккавея, возглавляющего еврейских повстанцев. Хватит! Он уже попадал в засаду. Отныне игра будет идти по тем правилам, которые навяжет евреям царская армия.

Полководцы тщательно разработали план кампании. Избегая опасных гор Иудеи, где уже дважды сирийское войско оказывалось в ловушке и подвергалось разгрому, они повели армию вдоль берега на юг и разбили лагерь в Эммаусе, у подножия холмов, в двадцати пяти километрах к западу от Иерусалима. Более или менее ровная местность была выгодна для хорошо обученной армии и почти не оставляла возможностей для вылазок со стороны еврейских отрядов.

Опытный военачальник Горгий, чтобы спутать евреям карты, решил под прикрытием темноты подняться с частью своих сил на холмы и там, пользуясь внезапностью, захватить лагерь Маккавеев. Этого никак нельзя было ожидать от продвигавшейся через Иудею громоздкой армии Епифана.

Разведка у Иуды Маккавея, видимо, была превосходно поставлена — он узнал об этом плане Горгия. К тому моменту, когда Горгий добрался до расположения еврейских войск, лагерь был уже пуст, хотя там и сям горели костры, чтобы создать у Горгия иллюзию, что евреи не трогались с места. Небольшой отряд, с умыслом оставленный в качестве арьергарда, увлек войско Горгия за собой в долину Шаар ха-Гай и с помощью подоспевших подкреплений разгромил его.

Основные силы евреев под командованием Иуды готовились нанести удар по лагерю Никанора в Эммаусе, но на этот раз иудейскую армию застали врасплох. Селевкидские воины, предупрежденные о приближении евреев, заблаговременно подготовились к бою. Греческая фаланга была могучей силой, и до этого Иуда тщательно избегал прямого столкновения с нею.

Фаланга представляла собой тактическое соединение тяжелой пехоты, насчитывавшее две тысячи воинов, выступавших в тесном строю. В первых пяти шеренгах солдаты держали копья на-перевес, в остальных одиннадцати — вертикально. Защищенная на флангах кавалерией и легкой пехотой, фаланга была способна смять и раздавить более слабого противника.

Тактика Иуды Маккавея сводилась к тому, чтобы, заманивая тяжеловооруженных воинов в тесную долину или ущелье, нападать на них с двух сторон. Однако теперь этот прием нельзя было применить. Из-за неожиданной ночной атаки Горгия Иуде уже пришлось один раз отказаться от своей обычной тактики. Теперь, столкнувшись с развернутой к бою фалангой, он снова должен был принять нестандартное решение. Еврейской нерегулярной армии впервые пришлось противостоять селевкидскому войску в открытом бою.

Впрочем, решил Иуда, это еще не означало фронтального столкновения. Разбив свои силы на три отряда, по тысяче человек в каждом, он выслал одну тысячу против конницы, а два других отряда бросил на фланги мощного соединения противника. Непривычные к столь оригинальному способу ведения боя, воины в фаланге смешали ряды под натиском евреев, перешедших в рукопашную.

В этот момент еще один иудейский отряд атаковал лагерь Селевкидов, используя внезапность, захватил его и разгромил. Между тем Горгий все еще преследовал тот арьергард, с которым он столкнулся в брошенном еврейском лагере. Затем, прекратив преследование, он вернулся в Эммаус, где стал свидетелем разгрома фаланги. Все селевкидское войско обратилось в бегство, а за ним гнались в направлении побережья торжествующие еврейские воины.

Дважды изменив тактику, чтобы овладеть переменчивой ситуацией, Иуда продемонстрировал большой полководческий талант. Евреи показали, что могут справиться с селевкидским войском, даже если местность благоприятствует регулярной армии и вдобавок отсутствует элемент внезапности.

Не сумев положить конец партизанской войне в Иудее и уничтожить еврейский народ, Антиох понес унизительное поражение. Евреи же, обеспечив свою безопасность, сделали огромный шаг вперед на пути к религиозной и политической свободе. После перерыва в четыре столетия они вновь стали народом воинов.

Объединенное царство, завещанное царем Давидом его сыну Соломону, просуществовало недолго. Даже во времена Давида то и дело возникали распри. После смерти Соломона произошел раскол, и образовались два государства: десять северных колен объединились в Израильское царство, два южных — в Иудейское.

В восьмом веке до новой эры Израиль был завоеван ассирийцами, и большая часть его населения была рассеяна. Иудея сохраняла самостоятельность примерно еще одно столетие, после чего и она была завоевана вавилонянами, наследниками ассирийцев, а народ Иудеи подвергся изгнанию.

Хотя Иерусалим был захвачен и Храм разрушен, народ Иудеи, который стали называть еврейским, сохранил целостность в Вавилонии (Бавеле), а когда Персидское царство одержало верх над Вавилонским в 539 году до новой эры, евреям позволили вернуться в Иерусалим и восстановить Храм. Изгнание длилось всего полвека, однако большинство евреев так и осталось в Вавилоне.

Провинция Иудея в составе Персидской империи занимала около полутора тысяч квадратных километров вокруг Иерусалима и была значительно меньше царства, созданного Давидом. Тем не менее, в этой провинции, как в Иерусалиме, так и в деревнях на склонах иудейских холмов, евреи продолжали жить в согласии со своими религиозными законами.

В четвертом веке до новой эры Александр Великий** покорил Персидскую державу и стал властителем Иудеи. Александр был человеком большой цели. Его задачей были не просто завоевания — он намеревался распространить греческий образ жизни на всю свою империю. Куда бы ни приходила его армия, всюду Александр строил города в греческом стиле и селил в них греков, которые вступали в браки с местным населением. В этих городах он воздвигал храмы, посвященные греческим богам, театры, где исполнялись греческие комедии и трагедии, гимнасии для спортивных упражнений. Местные традиции приспосабливались к греческим обычаям и сливались с ними, результатом чего было всеобщее распространение эллинизма на территории империи. Однако для Иудеи Александр сделал исключение, разрешив евреям сохранить их религию и образ жизни.

Существует легенда о том, что первосвященник в Иерусалимском храме предсказал Александру его победу над Персией. В награду молодой полководец не стал подвергать Иудею эллинизации. Возможно, проницательный военачальник осознал, что попытка навязать иноземную культуру маленькому, но упрямому народу потребует слишком много хлопот.

Со времен Авраама евреям было запрещено устанавливать статуи богов и поклоняться каким-либо идолам. Им были чужды обычаи греков с их театральными представлениями и спортивными состязаниями, участники которых выступали в обнаженном виде.

Во все это Александр не стал вмешиваться. Он создал несколько греческих поселений в Самарии (Шомроне), когда-то входившей в состав Израиля, но предоставил евреям Иудеи возможность жить на собственный лад.

Когда Александр умер, его империя была поделена между тремя его полководцами, и Иудея попала под власть египетской династии Птолемеев, которые продолжали политику либерализма по отношению к евреям. Таким образом. Иудея оставалась культурным островком еврейства в эллинистическом море.