Симон Бар-Кохба

12.04.2001

Иудея подверглась опустошению: крепости были разрушены, деревни уничтожены, население частью перебито, частью продано в рабство, вечный город Иерусалим стерт с лица земли. Что не удалось Антиоху, того добился римский император Адриан. Маленький и упрямый еврейский народ потерпел полное поражение и подвергся рассеянию.

К концу 135 года, согласно римскому историку Дио Кассию, пятьдесят еврейских укреплений и почти тысяча деревень были сровнены с землей. Пятьсот восемьдесят тысяч мужчин, женщин и детей погибли, бесчисленное множество евреев было продано в рабство и умерло от голода и болезней.

Еврейское предание гласит: "Они (римляне) убивали жителей, покуда кровь не потекла рекой, в которую кони погружались по ноздри, и река эта текла, ворочая огромные камни, и впадала в море, и было море красным..."

Симон Бар-Кохба, вождь-деспот, решительный и жестокий, сумел, подобно царю Давиду и Иуде Маккавею, объединить под своим началом еврейский народ. Римлянам пришлось вызывать легионы из дальних провинций, Британии и Испании, чтобы подавить восстание. Иудея оставалась свободной менее четырех лет, но к тому времени, когда евреи потерпели поражение, зашатались самые основы могущественной Римской империи.

В Иерусалиме и по всей Иудее евреи укрепляли города, строили крепости, откуда они совершали опустошительные набеги на захватчиков-римлян. Вдохновленные Бар-Кохбой, повстанцы выдерживали натиск все новых и новых сил, посылаемых против них Римом.

Бар-Кохба быстро создал себе авторитет непобедимого вождя еврейского народа — об этом говорят масштабы восстания. Сам Бар-Кохба, бесспорно, был отважным воином и искусным полководцем, а также сильной личностью, способной вести за собой других. Однако только когда рабби16 Акива, прославленный мудрец того времени, провозгласил Бар-Кохбу долгожданным мессией, то есть спасителем, воображение народа воспламенилось и широкие массы примкнули к его движению.

От тех, кто хотел вступить в армию Бар-Кохбы, требовалось проявить исключительную силу и выдержку. Согласно одной легенде, каждый претендент должен был отрезать себе палец в доказательство решимости и преданности. Когда раввины запретили такое членовредительство, противоречащее принципам иудаизма, добровольцам начали предлагать иное испытание: на скаку выдернуть из земли молодой кедр.

Что до самого Бар-Кохбы, то он, как гласит предание, "подставляя колено, ловил камни, пущенные неприятелем из катапульты, и метал их обратно, поражая многих врагов".

Несмотря на жестокость и настойчивость, проявленную римлянами, Тинею Руфу (Руфусу), римскому наместнику, не удалось подавить восстание собственными силами, и император Адриан вынужден был отправить в Иудею губернатора Британии Юлия Севера, чтобы покончить с мятежом.

Имея в качестве подкрепления не менее трех легионов. Север взялся за дело, методически уничтожая очаги сопротивления евреев один за другим. Если это было необходимо. Север подвергал крепость, деревню или даже пещеру осаде и ждал, пока защитники не перемрут от голода и жажды.

Поскольку шестьюдесятью годами ранее Иерусалим уже был разрушен римлянами, а толстые городские стены снесены, на этот раз столица не смогла долго держаться под натиском легионов. Однако, когда римляне взяли Иерусалим, еврейские воины укрылись в своем последнем убежище — Бетаре, в восьми километрах южнее.

Летом 135 года после длительной и кровопролитной осады Бетар пал. Бар-Кохба был убит. По еврейскому преданию, Адриан распорядился доставить к себе голову еврейского мятежника и, глянув на нее, воскликнул: "Кто одолел бы его, не убей его Бог?"

К сожалению, сведения о восстании Бар-Кохбы отрывочны. В нашем распоряжении нет истории этого сопротивления — лишь краткие упоминания в трудах римских историков да предания, записанные в Талмуде17. Хотя недавние археологические открытия в некоторых отношениях заполнили белые пятна, ничего сравнимого с Книгами Маккавейскими у нас нет.

Тем не менее на масштабы военных действий указывает Дио Кассий, который, красочно описав разорение Иудеи и уничтожение ее жителей, добавляет:

К тому же, в этой войне погибло множество римлян. Потому письмо Адриана Сенату не начиналось излюбленной фразой других императоров: "Если вы и дети ваши здоровы — хорошо. Я и мои легионы здоровы".

То, что в отчете императора нет этих слов, указывает, каких жертв стоило римлянам подавить восстание.

Историк присовокупляет, что евреи за пределами Иудеи, "как и многие прочие народы", приняли участие в восстании, "и весь мир, можно сказать, содрогнулся". Таким образом, несмотря на отсутствие прямых свидетельств, ясно, что речь идет не о незначительном бунте, а о серьезном столкновении, которое поставило под угрозу стабильность Римской империи.

Восстание Бар-Кохбы стало кульминацией двухвековой борьбы между Римом и Иерусалимом и третьим по счету конфликтом между ними за семьдесят лет.

Итог противостояния маленького народа и огромной империи был однозначным: евреи были разбиты наголову. И все же, в то время как о пребывании римлян в Эдец-Исраэль напоминают лишь груды камней в израильских пустынях, упрямые евреи не только сохранились как народ, но и восстановили свое государство.

Героем этого очерка мог бы стать и любой другой вождь еврейского национально-освободительного движения, однако известно, что в более ранних по времени войнах против Рима лидеры различных еврейских группировок сражались друг с другом не менее яростно, чем с врагом. Один только Бар-Кохба объединил народ и повел его на борьбу против захватчиков. Поэтому он и избран автором из числа тех, кто осмелился подняться на бой против непобедимой империи. Дабы вписать восстание Бар-Кохбы в исторический фон, мы кратко расскажем о предшествующих событиях.

Как мы уже знаем, не кто иной, как Иуда Маккавей, способствовал вмешательству Рима в жизнь Иудеи, обратившись за помощью к Сенату в 161 году до новой эры. В течение многих лет отношения между евреями и Римом оставались вполне корректными. Однако шло время, и столкновение между двумя народами становилось неизбежным.

Династия Маккавеев просуществовала около столетия, после чего власть была узурпирована перешедшей в иудаизм династией с юга Идумеи. Самым известным правителем, вышедшим из этого клана, был Ирод Великий (Хордос). Его потомки стали, по существу, вассалами Рима. После того как династия утратила право на иудейский престол, Рим начал управлять провинцией непосредственно, через своих прокураторов.

Евреи, которые и во времена Иродов порою устраивали мятежи, стали особенно склонны к волнениям при прокураторах, которые, будучи выходцами из небогатых семей, за счет налогов пополняли собственные кошельки, чем отягощали и без того суровую имперскую фискальную политику.

В эпоху римской гегемонии многие евреи начали верить в приход мессии, спасителя и искупителя из дома Давидова, который должен был избавить их от чужеземного гнета и возвестить на земле царство мира и справедливости.

Вера эта зиждилась на том библейском отрывке, в котором пророк Нафан от имени Бога обещает Давиду, что царство его будет вечным: "И будет непоколебим дом твой и царство твое навеки пред лицем Моим, и престол твой устоит вовеки" (II Цар., 7:16).

.В сочетании с пророчествами Исайи (Иешаяху) и Михея (Ми-хи), предрекавшими "последние дни", после которых наступит эпоха всеобщего мира, когда люди "перекуют мечи свои на орала и копья свои на серпы" (Ис., 2:4), вера в спасителя-мессию приобретала в период римского владычества все большее значение.

Знаменитые свитки Мертвого моря, обнаруженные в 1947 году в пещерах Иудейской пустыни к востоку от Иерусалима, неподалеку от Кумрана, показывают, что Иисус из Назарета был не единственным из числа тех вождей-патриотов, которых их последователи считали мессией. В Кумране существовала религиозная секта, отождествляемая большинством исследователей с ессеями, описанными римским историком Плинием.

В то время в Иудее было немало таких сект. Как явствует из свитков, члены кумранской общины, кое в чем напоминающие ранних христиан, верили, что их глава, безымянный "Учитель праведности", и есть мессия.

По мере того как римские прокураторы проводили все более жесткую политику, евреи все чаще поднимали мятежи. Десятилетие анархии и кровопролития в Иерусалиме завершилось Иудейской войной 66 — 73 годов, подробнейшим образом описанной римским историком еврейского происхождения Иосифом Флавием (Иосефом Бен-Маттитьяху).