Фамилии крымчаков как источник их этнической истории

12.04.2001

Наши читатели уже знакомы с маленькой этнической группой евреев — крымчаками, или крымскими евреями, и их именами. Сегодня мы знакомим вас с их фамильными именами (это по-научному), проще — фамилиями. Интересно, что в фамилиях столь малой группы евреев отразилась общая для всего нашего народа судьба: странствия, переселения и — совершенная схожесть…

Крымчаки всегда были немногочисленными. В конце XVIII в. их насчитывалось, очевидно, менее 1 тыс. чел.; накануне второй мировой войны — около 8 тыс. чел. Современная их численность оценивается менее, чем в 2 тыс. чел.

Анализ фамилий крымчаков, формировавшихся на протяжении XV-XIX в.в., дает богатый материал для реконструкции их этнической истории. Впервые фамилиями крымчаков как историческим источником заинтересовался антрополог С.А. Вайсенберг, опубликовавший первый подробный список собранных им крымчакских фамилий. Значительная часть его списка — всего в нем более 120 фамилий — снабжена этимологическими и семантическими пояснениями..

Наиболее ценным источником для изучения фамильного фонда крымчаков являются данные их общинной переписи, проведенной по инициативе самих крымчаков в 1913 г. в 19 населенных пунктах Крыма и южных губерний Российской империи. Перепись охватила 5502 чел, включая детей от браков между крымчаками и ашкеназами в первом поколении. Среди более чем 40 пунктов опросного листа переписи, главный интерес для изучения антропонимики представляют вопросы, связанные с анкетными данными и наличием в семье опрашиваемого преданий о происхождении его семьи или фамилии. Всего в материалах переписи отмечены 174 фамилии. В итоге, известный на сегодняшний день крымчакский фамильный фонд состоит из 228 фамилий. Основы крымчакских фамилий этимологизируются на базе многих языков: семитских, тюркских, романских, славянских, идиша. Некоторые фамилии можно классифицировать как "топонимические" (т.е. происходящие от географических названий). Этимология трех фамилий: Ависбабис, Ависбадес и Осок (возможно, от местечка Осек в Польше) остается пока неясной.

Фамилии от слов и имен иврита (более 30% всего фамильного фонда и 40% носителей по переписи 1913г.), отражают его важную роль во многих сферах общественно-религиозной и духовной жизни крымчаков. Типологически они могут быть сгруппированы следующим образом: 1) фамилии, семантически связанные с традиционной структурой иудейской общины: Коген (священник), Леви (традиционно "жрец"), Габай (староста синагоги), Нееман (казначей), Реби (учитель), Хахам (служитель культа), Шамаш (служка в синагоге); 2) от почетных титулов-прозвищ принятых в еврейской письменной традиции: Аврабен ("отец учителя" — древний титул ученых, воспитавших много учеников), Бентовим ("из хорошей семьи"), Бехар (от аббревиатуры "бен квод рабби" — сын почетного человека), Москил (образованный, просвещенный — титул образованного в делах религии человека), Рабену ("наш учитель" — почетный титул сведущих в религии) и др.; 3) патронимического (т.е. по имени отца) происхождения: Абаев (от евр. мужского имени Аба или талмудического Абай), Абрашев (от крымчакского Абраш, восходящего к евр. Авраам), Ашеров (от евр. Ашер), Бохор(ов) — (от мужского имени Бохор, — др.евр. "первенец", Мешлам (от евр. Мешулам), Самойлович (от.евр. Шмуэль), Урилевич (от евр. Уриэль) 8 и др.; 4) от религиозных праздников: Пурим, Пйесах; 5) этнонимические(от названия народа): Ашкенази и Ачкинази (еврей — выходец из Германии). Мизрахи (восточный, как вариант — еврей с Востока), и т.п.

Лингвистический и исторический анализ большинства фамилий данной группы позволяет соотнести их с определенными ареалами еврейской диаспоры, в частности, ашкеназским, сефардским и собственно крымчакским. Так, в связи с различиями в произношении иврита у ашкеназов и крымчаков, распространенные среди крымчаков фамилии Пейсах (от евр. имени Пейсах) и Шолом (от евр. имени Шалом), вероятно можно считать ашкеназского происхождения, так как в крымчакском и сефардском вариантах основы их должны быть представлены соответственно как Песах и Шалом. Следует отметить, что последняя фамилия известна у крымчаков и в форме Шалом. Аналогичным образом ашкеназским по происхождению могут считаться также фамилии Нейман и Коган. На крымчакское происхождение фамилий Абрашов, Метешевич, Юсуфов указывает тюркизированная форма их основ — библейских мужских имен Авраам, Мататия и Йосэф. К крымчакскому ареалу относится также и фамилия Реби (от. "рабби").

Фамилия Аврабен и Табон (от евр. имени Тибон) — сефардского происхождения. Аврабен возводится к сефардской фамилии Абрабанель — представители которой с XVII в. известны в Турции; а Табон — к семье знаменитых в средние века переводчиков Ибн-Тиббонидов, живших в Южной Франции в XII-XIII вв. 11. Это хорошо согласуется с преданиями самих крымчаков Целый ряд крымчакских фамилий: Бехар, Коэн, Леви, Меш(у)лам, Шалом, и др. — распространены в той же фонетической форме среди сефардов Турции и Балканского полуострова. Это подтверждает известный факт миграции сефардов из Турции в Крым в XVII-XVIII вв. и интеграции их в среду крымчаков. Некоторые фамилии, например Даниель (от соответствующего евр. имени), Абаев, Нисимович (от евр. Нисим), трудно соотнести с каким-либо определенным антропомонимическим ареалом, так как они бытуют у различных еврейских групп на территории СССР. Согласно семейным преданиям, носители двух последних фамилий среди крымчаков являются потомками выходцев с Кавказа.

Интересную информацию дает фамилия этнонимического происхождения. В рассматриваемой группе их две — Ашкенази и Мизрахи. Фамилия Ашкенази известна в еврейских общинах Центральной Европы уже в ХШ в., в Крыму это фамильное прозвище встречается, начиная с конца ХУ в.. Фамилия же Мизрахи широко представлена среди евреев Балканского полуострова. Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока, известна с 117 в. У крымчаков, еще в начале XX в., бытовали предания, что носители этой фамилии в их среде — потомки выходцев из Персии и Турции.

Единственная фамилия крымчаков, этимологизируемая на основе арабского языка — Масот (от араб. имени Масуд) относится к сефардскому компоненту, так как в этой форме она встречается только среди евреев-сефардов, выходцев о Пиренейского полуострова

Фамилии, этимологизируемые на основе тюркских языков (более 30% всего фонда и около трети носителей по переписи 1913 г.). указывают на глубокую языковую интеграцию крымчаков в тюркской языковой среде. Типологически они могут быть сгруппированы следующим образом: 1) по профессиям и роду занятий — Атар (мелочной торговец, аптекарь), Бакши (учитель), Биберджи (растящий перец), Кагья и Кая ('управляющий, интендант, деревенский старшина), Колпакчи (шапочник), Пенерджи (сыровар), Сараф ('меняла), Таукчи (разводящий птиц) и др.; 2) по характерологическим или физическим данным: Абрашев (бесцветный; прокаженный), Карагёз (черноглазый), Кокоз (голубоглазый). Косе (безбородый), Хафуз (ученый), Чибар (рябой) и др.; 3) отыменные: Валит (от араб. мужского имени, вошедшего в тюркский именник), Хондо (от тюркского женского имени); 4) этнонимические: Гурджи (грузин, выходец из Грузии) и Лехно (поляк, выходец из Польши).

Первые фамильные прозвища тюркского происхождения зафиксированы у крымчаков не позднее ХV в. Это современные фамилии Кая, Кокоз и, вероятно, Бакши. Следует уточнить, что фамилии данной группы этимологизируются преимущественно на основе крымско-татарского языка. Определенные данные о возможной этнической привязке ряда фамилий этой, а также некоторых других групп, дает анализ двойных фамилий крымчаков и связанных с ними обычаев.

В материалах общинной переписи 1913 г. встречается значительное число крымчакских семей, указавших себя носителями двойных фамилий. Это — Ачкинази-Нейман, Ашкинази-Биберджи, Ашкинази-Колпакчи (всего 10 подобных основных связок и 15 их вариантов); Бакши-Рафаилов и Бакши-Сарач; Берман-Табон и Карагоз-Табон; Гурджи-Леви, Леви-Габеледжи, Леви-Сараф (всего 9 связок и 14 вариантов); Гурджи-Бехар, Измерли-Даниель (2. варианта), Ломброзо-Картби (3 варианта), Пурим-Кокоз, Шалом-Таукчи, Шалом-Чапичев, Шолом-Метешевич; а также чисто ашкеназские связки Варшавский-Коген и Вейнберг-Леви. Одна из составляющих двойных фамилий служила, как правило, синагогальным прозвищем, используемым во время религиозной службы. Эти прозвища не совпадали с паспортными фамилиями, и в них угадывается желание их носителей сохранить память о своем происхождении.

Так, все крымчаки традиционно ашкеназского происхождения именовались "Ашкинази". Синагогальными "прозвищами" были также: Бакши для Рафаилова и Томалака, Кокоз для Пурима, Габон для Каракоза и Шалом для Метешевича, Табона и Таукчи. Сюда же примыкает ряд фамилий на основе иврита и крымско-татарского языков, считавшееся традиционно "ашкеназскими": Борухов, Бохор, Зенгин, Кая, Кокуш, Колпакчи, Куркчи, Нейман, Хафуз, Хонду Чолак, Чибар.

Из анализа двойных фамилий следует, что большая часть фамилий на основе крымскотатарского языка возникла в XIX — начале XX в. из широко распространенных в среде крымчаков прозвищ ("лагъаб"), которые соединялись, как правило, c более древними, базовыми фамильными прозвищами (Ашкенази, Бакши, Гурджи, Леви, Шалом и др.). Так, например, в составленном Е.И. Пейсахом списке "лагъабов", бытовавших в начале XX в. есть Биберджи, Чибар, Куру и др. Как фамилии они стали использоваться поздно — очевидно в связи о назревшей необходимостью различать весьма многочисленных среди крымчаков Ашкенази, Бакши или Леви не только на бытовом уровне, но и на официальном.