Карл Маркс — мелкий мещанин или жертва нового пасквиля?

12.03.2001

«Отец коммунистической идеи был не прочь пожить на халяву» — так называлась недавняя публикация в одной из московских газет. Кроме любви или нелюбви к коммунизму и коммунистическим теориям, идеям, а равно и практике, действительно существует еще и сама фигура их основоположника и «икона», которой клялись поколения советских людей (иногда при этом держа «кукиш в кармане» и иногда шепотом добавляя, что еврейское происхождение их «кумира», наверное, придумали враги, чтобы «вбить клин и внести раскол в ряды...») — так вот, с известной исторической дистанции уже можно было бы трезвее и проще посмотреть на Карла Маркса не только как на бородатый портрет на стене, а и как на реальную историческую личность со всеми признаками того, что не чуждо любому человеку: проблемами, страстями, самолюбием, острым умом, денежными затруднениями и протоптанной по ковру в кабинете дорожкой из угла в угол. Так мы подумали и стали искать сведения, которые вскоре отыскались сами. Никаких сенсационных разоблачений не последовало, но с помощью журналиста Александра Алябьева кое-что прояснилось. Примечание: слово «ХАЛЯВА» — от ивритского слова «ХАЛАВ», что означает молоко. Имеется в виду определенное молоко, выдававшееся неимущим в субботу в синагоге (своего рода предшественник «молока за вредность» в будущем, которое для нас теперь тоже уже почти прошлое) — и таким образом все «еврейские» нити уже в заголовке московской газеты связываются. Посмотрим, что будет дальше...

В лондонском издательстве «Форс эстейт» в конце прошлого года вышла книга британского публициста Френсиса Винна о Карле Марксе. В этой книге, по его собственному признанию, автор решил отделить Маркса от марксизма и написать портрет живого человека, а не теоретика и полубога. Что портрет вышел немного кривоватым и немного предвзятым, легко заметит любой читатель. Но может быть, это свойства не столько портрета, сколько оригинала?...

Френсис Винн пишет в своей книге; "Когда я начал собирать материалы для книги, многие мои друзья отнеслись к моему замыслу скептически. Кому интересен человек, спрашивали они, взгляды и идем которого уже опровергнуты, вышли из моды и потеряли значение. Но, может быть, поэтому о Марксе сейчас писать можно более спокойно и более объективно, Не о его учении, повторяю, а о самом Карле Марксе".

Маркс родился в небольшом городке Трире на Рейне в 1818 году в семье адвоката, как писалось в советских изданиях. В раввинской семье, как уточняют немецкие справочники. И то и другое — правда. Предки Карла Маркса действительно были раввинами, и его родословная прослеживается с XV века. Но отец Маркса, Гершон Маркс Леей, в зрелом возрасте принял лютеранство. Он был сторонником ассимиляции, как и многие представители еврейской интеллигенции в Германии. Выкрестам было легче пробиться в жизни. В отличие от некрещенных евреев их, например, свободно принимали в немецкие университеты. Гершон Маркс Леей окрестил и всех своих детей. Поэтому у Карла не было никаких проблем с поступлением сначала в боннский, а затем и в берлинский университеты. В 24 года Маркс начал сотрудничать с кельнской газетой «Рейнише цайтунг», а позже стал ее редактором. После закрытия газеты женился на подруге детства Женни фон Вестфален, которая, кстати, была старше его на четыре года. Затем уехал в Париж. Из Франции Маркса выслали по требованию правительства Пруссии, так как он принимал участие в редактировании выходившей на немецком языке газеты "Форвертс" ("Вперед"), в которой резко критиковались прусские порядки.