Звезды рок и поп музыки поют о своем еврействе

12.04.2001

Вклад евреев в формирование облика блюзовой, фолк, поп и рок-музыки, так же как и влияние иудаизма на этих исполнителей, авторов песен и музыкантов является очень существенным, но и малоизвестным.

Принадлежность к евреям оставляла для исполнителя очень плохие шансы в мире шоу-бизнеса.

Уроженец Нью-Йорка, гитарист и басист Харви Голдштейн был в возрасте 19 лет, когда принял сценическое имя Харви Брукс после того, как с ним приключилась "типичная для еврейского подростка история", когда его избили во время концертного антракта на выступлении в Мичигане в начале шестидесятых. "Я взял себе псевдоним, чтобы избегнуть ненужных конфликтов", — говорит Брукс, которому сейчас 54 года и который вырос в семье, где строго придерживались предписаний кошрута — но в подростковом возрасте противился соблюдению религиозной Традиции. — "Я подумал, пусть у меня будет возможность создать себе имя в выбранной сфере деятельности, имя без всяких коннотаций, самое невыразительное, какое я только могу придумать. В те времена естественным было желание не высовываться. Было гораздо проще не высовываться, чем с боем пробиваться вперед".

Пусть Брукс выбрал себе незапоминающееся имя, но его гитарная работа была не таковой. Его первым успехом было участие в записи альбома Дилана 1965 года "Highway 61 Revisited". "Эл Купер позвонил мне и сказал, что Дилану нужен басист. Я даже и не знал, собственно, кто такой Дилан. С этой сессии записи началась моя настоящая карьера в мире популярной музыки".

Пол Баттерфилд

Голдштейн/Брукс продолжил записываться и выступать с такими известными артистами, как Майлз Дэвис, Джуди Коллинз, Ричи Хэйвенс, Эрик Андерсон, Фил Окс, The Electric Flag, The Doors, ранними Jefferson Starship, Дональдом Фаганом, а также и с Fabulous Thunderbirds, среди прочих. Однако не все рок-музыканты еврейского происхождения соглашались принять псевдоним, испытывая страх перед антисемитской реакцией. Певец, автор песен, исполнитель на клавишных Барри Голдберг и его друг, гитарист Майкл Блумфилд из группы Пола Баттерфилда или, позднее, известной группы Electric Flag (а также соратники Дилана по его наиболее известным ранним работам), исполненные чувства собственного достоинства, не стали менять имена. Однако Голдбергу было с кого брать пример — его дядя Артур Голдберг был, как никак, членом Верховного суда США.

"Это было бы для меня существенным ударом по моему чувству собственного достоинства, если бы мне пришлось сменить имя", — говорит автор, исполнитель и певец Голдберг, пятидесяти семи лет, который вместе со своим лучшим другом Майклом Блумфилдом записывал работы для Дилана, играл с группами Paul Butterfield Blues Band и Electric Flag, а также со своей собственной Barry Goldberg Reunion. "Блумфилд и я, мы постоянно чувствовали свою погруженность в наше наследие и Традицию, мы гордились нашим народом, нашими именами, а если кому-то этот не нравилось — что ж, это были их проблемы. Мы были решительно против того, чтобы менять имена".

Уроженец Чикаго, Голдберг также в особенности гордится тем, что в 1969 году даже выпустил вместе с Блумфилдом блюзовый альбом, который прозвали "Блюзом, который играют двое евреев". Поскольку Блумфилд был связан обязательствами контракта с другой пластиночной фирмой (Columbia), его имя и фотография не появились на обложке альбома. (На двух композициях также сыграл еврейский гитарист Харви Мандель; известный гитарист, не еврей, Дюэн Оллмен, играл еще на одной). По настоянию фирмы грамзаписи (Buddah), другой "еврей", чье изображение появилось на обложке, был нарисован в виде Иисуса, о чем Голдберг не знал до тех пор, пока пластинка не появилась в продаже на прилавках магазинов. (Дилан увидел конверт диска и "подумал, что у меня какие-то проблемы с расщеплением личности", вспоминает Голдберг).

Многие евреи, занимающиеся музыкальным бизнесом, говорит Голдберг, "отговаривали нас от мысли сделать такую запись, однако мы чувствовали, кто мы такие, и считали правильным поведать всем и каждому о себе и о своей музыке, и хотели, чтобы все знали, какой замечательный блюз могут играть евреи..."

Источником гордости, испытываемой Голдбергом при мысли о своей принадлежности к еврейству, в большой степени послужил пример его дяди, судьи Верховного суда. "Я думаю, что мой дядя с гордостью носит свою фамилию", — говорит Голдберг. — Он прошел через многие этапы политической карьеры и работы в судебной системе, сталкиваясь со множеством трудноразрешимых проблем. Ему много приходилось работать с президентом Линдоном Джонсоном. Когда президенту Кеннеди требовался совет, он зачастую обращался к моему дяде. Я горжусь своим родственником".

Однако не все звезды шоу-бизнеса еврейского происхождения обнаруживали поведение, достойное их искусства и мастерства. Что ж, Тора нередко упоминает о порочных вождях и царях. "Это было хаотическое, сумасшедшее время, — говорит Голдберг о бунтарской рок-культуре шестидесятых. — Мы были словно гвинейскими свиньями для всех этих экспериментаторов и наркодельцов. Многие музыканты заходили очень далеко по этому пути. Мне и самому довелось прикоснуться к кругу этих явлений, но посчастливилось уцелеть и сохранить рассудок и здоровье".