Что такое махазэмерР?

12.04.2001



Английское слово "мюзикл", проникло во многие другие языки мира. Без этого понятия не возможно представить американский шоу-бизнес XX столетия. Однако в иврите существует его аналог. Слово махазэмэр (от ивритск. "махазэ" — спектакль и "зэмэр" песня) появился в 50-е годы, когда израильская публика окончательно поняла: мюзикл — это еврейский жанр.

Термин возник из-за большой популярности этого театрального жанра на Земле Обетованной, знакомого израильской публике по голливудским музыкальным фильмам прошлых лет: "В поисках развлечения", "Я пою под дождем", "Семь невест для семи братьев" и многим другим. У израильских театральных деятелей появилось желание по английскому или американскому образцу поставить махазэмэр на иврите.

Необходимо отметить, что музыкальные спектакли появились в Израиле задолго до слова махазэмэр. Некоторые историки ивритского театра считают предтечами мюзикла описанные еще в Библии представления с участием хора, оркестра и солистов. В самом деле, исследователи "Песни песней", называют эту книгу Танаха не только одной из древнейших или, может быть, самой древней пьесой на иврите, но и первым махазэвэром. Они полагают, что "Песнь песней" исполнялось на открытой сцене перед многочисленной публикой в Иерусалиме и в других городах как ежегодный ритуальный обряд. Одни видят в этой небольшой пьесе повесть о любви царя Шломо (Соломона) и пастушки Суламифи, другие — классический, любовный треугольник: старый царь, юная пастушка и ее возлюбленный, бедный юноша — пастух. Но все сходятся на том, что отдельный части текста предназначались для исполнения хорами иерусалимских девушек, царских стражей, пастухов.

Песни и музыка звучали во многих театральных постановках на иврите и не на библейские темы. Первым таким мюзиклом можно считать "Комедию сватовства" — пьесу в прозе, сочиненную в середине 16 века в Мантуе еврейским драматургом, постановщиком, режиссером и театроведом Леоном Сомми.

Песни непременно включались в старинное драматическое представление пуримшпиль, которое в еврейских общинах Центральной и Восточной Европы ставили в дни праздника Пурим на идише, а иногда и на иврите. Особенным успехом пользовалась драматическая повесть "Мхират Йосеф" (Продажа Иосифа в рабство) на сюжет из книги Бытия. Мелодраматичность представления — братья бросают Иосифа в ров и сообщают отцу, что его любимый сын растерзан диким зверем, а через много лет они встречаются с Иосифом — вызывала у публики слезы. Впоследствии сюжет этой повести использовался в мюзиклах, которые ставили в разных странах не только на иврите.

Во второй половине XIX века произведения еврейских драматургов начали ставить не только в синагогах, школах и частных домах, но и в театральных и оперных залах. Во Франции публика восторгалась блестящими опереттами Жака Оффенбаха — сына кантора. В его опереттах были персонажи из греческих мифов, например, в "Прекрасной Елене". В населенных евреями городах Румынии, Польши и других восточноевропейских странах часто шли оперетты на идише композитора Авраама Гольдфадена, обогатившего новый жанр еврейскими народными мелодиями. Сюжет одной из его популярных оперетт "Суламифь" основан на легенде из Талмуда.

Не забыли оперетт Гольдфадена и те, кто бежал от погромов в царской России в Эрец-Исраэль. Его "Суламифь" была среди первых драматических постановок на идише или на иврите в конце XIX — начале XX века в школьных помещениях Яффы, Иерусалима и новых поселений.

Cтрастным поклонником оперы был и драматург Теодор Герцель — основатель Всемирного сионистской организации и организатор первого Сионистского конгресса в 1897 году. В 1912 году он опубликовал роман "Возрождение древней страны", где описал воображаемую прогулку в будущем по горе Кармел в Хайфе, где каждый вечер идет множество драматических и оперных спектаклей.

В 1917 году, в честь генерала Алленби, чьи войска освободили Иерусалим от турецкого владычества, еврейский оркестр под управлением музыковеда Аврахама Цви Идельсона дал концерт, на котором исполнил старинную хасидскую мелодию, известную сегодня во всем мире под названием "Хава нагила".

В 1935 году на сцене сатирического театра "Хамататэ" поставили спектакль, который был объявлен первым ивритским мюзиклом.

Успех, которым пользовался израильский театр в начале 50-х годов, в немалой степени объясняется удачными музыкальными постановками. В 1952 году театр "Хабима" поставил музыкальную драму "Заблудившиеся в звездах" о жизни чернокожих южноафриканцев. В 1962 году здесь решили вернуться к мюзиклу, и выбрали небольшое произведение с немногими действующими лицами. Это была французско-английская пьеса "Милая Ирма", которую в Европе ставил Питер Брук. Успех постановки в начале 60-х годов показал, что израильской публике понравился легкий музыкальный жанр, с которым она раньше была знакома главным образом только по кинофильмам.

Увидев успех новых мюзиклов, Камерный театр решил удивить публику постановкой оригинального израильского мюзикла. Спектакль был основан на комедии по мотивам Танаха "Царь Шломо и сапожник Шломай", которая двадцатью годами раньше прошла как обычная пьеса. Предпринимались попытки поставить еще один оригинальный мюзикл на израильскую тему. В начале 70-х годов поставщик спектакля "Волосы" представил публике мюзикл "Счастливые в порту", "Царь евреев". Значительным успехом пользовался поставленный в конце 80-х годов мюзикл по мотивам популярного кинофильма "Салах Шабати". И сейчас израильский махазэмэр продолжает собирать своих страстных поклонников.

Итак, через восемь десятилетий после возникновения профессионального театра на иврите и полвека после рождения Государства Израиль ивритский музыкальный театр снова обращается к своему великому основоположнику, "мудрейшему из мудрейших", автору и герою "Песни песней" — первого ивритского мюзикла.



Материал подготовила

Оксана ХИМИЧ