Для кого мы соблюдаем заповеди?

13.05.2015

«Ведя праведную жизнь и соблюдая заповеди, для кого мы это все делаем? Для себя самих или для Б-га? К примеру, если я даю милостыню бездомному, я делаю это ради себя (ведь благодаря этому поступку я чувствую себя счастливым и способным на сострадание) или для Б-га? К чему меня приближают заповеди — к Б-гу или к счастью?»

На вопросы читателей портала Chabad.org отвечает раввин Исроэл Котляр:

Заповедь напоминает нам лестницу со множеством ступенек. Когда все ступеньки на месте, лестница цела и пригодна к использованию; вопрос лишь в том, о какой из этих ступенек мы думаем. Ивритское слово «мицва» имеет два значения: заповедь и связь. По сути своей, мицва — это связь с Б-гом, возникающая при исполнении Его заповеди. Таков финальный аспект заповеди — то есть самой высокой ступеньки лестницы. С другой стороны, добро остается добром, на какой бы ступеньке ни находился творящий его человек.

Для примера рассмотрим заповедь о соблюдении кашрута. Когда еврей ест кошерную пищу, он: 1) укрепляется физически, 2) облагораживается духовно, 3) испытывает удовлетворение и обретает смысл жизни, 4) получает награду в будущем мире, 5) делает наш мир лучше и 6) поддерживает свою связь с Б-гом. Все это верно. Но самый главный аспект заключается в том, что соблюдение кашрута исполняется как заповедь, устанавливающая нашу связь с Творцом. А все остальное мы приобретаем автоматически.

Тора учит нас тому, что заповедь необходимо исполнять лишма (т.е. ради нее самой) — без дополнительных стимулов и не по собственной прихоти. Ее нужно выполнять просто потому, что это угодно Всевышнему. Но мало кто может достичь такого уровня сознательности с самого начала. Вот почему раввины говорят, что служение Б-гу можно начинать и по личным мотивам. В действительности и сама Тора упоминает награды, которые мы получаем, соблюдая заповеди Творца. Тем не менее конечная цель заключается в достижении уровня, на котором человек служит Б-гу из чистого альтруизма.

Вышесказанное верно и в отношении благотворительности. Изначально заповедь делиться с неимущими исполняется потому, что такова воля Б-га. Даст ли вам ее исполнение радость? Принесет ли оно несоизмеримое вознаграждение? Разумеется! По сути, в Талмуде сказано, что человеку даже разрешено сказать: «Я жертвую на благотворительность для того, чтобы мой сын излечился от недуга». В конце концов, самое главное — факт того, что поступок нужно совершить. Тем не менее наиболее предпочтительна ситуация, когда заповедь исполняется лишма.

Однако заповедь благотворительности (цдака) должно исполнять с чувством. Просто дать неимущему несколько монет — по той лишь причине, что такова воля Б-га — недостаточно; мы также должны испытывать сочувствие по отношению к несчастью других и искренне желать помочь им. И это чувство тоже должно рождаться из нашего желания исполнять наказы Творца.

Шейндл Кроль