Его мечта

19.06.2015

Всё началось с мечты, которая родилась у ребенка. Все мы в долгу перед такими мечтателями, поскольку пользуемся плодами их грез, зачастую даже не подозревая об этом. «Еще когда я был ребенком, ходившим в хедер, в моем сознании возникло видение грядущего избавления – спасение народа Израиля из последнего изгнания. Избавление, которое объяснит все страдания, гонения и убийства, пережитые нашим народом», – писал в 1956 году Любавический Ребе в послании второму президенту Израиля Ицхаку Бен-Цви.


Во всех беседах и письмах Ребе – иногда неявно, но чаще открыто – мы встречаем упоминание мечты, заполнявшей его сердце: желание увидеть, как наш несовершенный мир вступает в новую эпоху, лишенную войн и страданий, наполненную добром и стремлением к Б-жественному знанию. Мечта эта была не просто абстрактной надеждой на лучшее. В реализацию детского видения Ребе вложил всю свою жизнь.

В 1961 году, общаясь с группой израильских студентов, Ребе поделился с ними своими размышлениями: «Часто спрашивают, как мы можем надеяться на создание в этом мире царства Творца, если в нем так мало соблюдающих заповеди евреев. Ведь среди народов мира евреи – явное меньшинство, а соблюдающие евреи – меньшинство в меньшинстве. Невозможно поверить, что большинство примет мировоззрение и образ жизни меньшинства. Действительно, если обратиться к истории, мы увидим, что в войнах прошлого почти всегда побеждала самая многочисленная армия. Сегодня же ситуация коренным образом изменилась – один человек, завладевший сверхмощной атомной бомбой, может управлять всем миром. Аналогично, человек, занятый духовным совершенствованием, оказывает положительное влияние на весь мир». Всю жизнь Ребе был неизменно занят именно тем, о чем рассказал студентам, – воплощал план духовного совершенствования мира, рассчитывая, что оно повлечет за собой его социальное совершенствование.

Секретное движение

Прекрасно иллюстрируют планы Ребе еще на ранних этапах его служения воспоминания Нехамы Коэн, которыми она поделилась с Симоном Якобсоном, автором книг, посвященных философии движения ХАБАД. В детстве Нехама, выросшая по соседству с резиденцией Ребе в нью-йоркском районе Краун-Хайтс, время от времени встречала его на улице. «Мистер Менахем, как я его тогда называла, всегда спрашивал меня, какие книги я читаю, – писала Нехама. – Когда мне было семь лет, я взяла в библиотеке несколько книг фантастов – Роберта Хайнлайна и Айзика Азимова, которые мне очень понравились. Я сбивчиво поделилась с мистером Менахемом своими впечатлениями и посоветовала ему поближе познакомиться с произведениями этих авторов, но он ответил, что читает только еврейские книги. Однажды я рассказала ему о новой книге Азимова Foundation (“Основание”). Ее герой – великий ученый по имени Гэри Селдон, создавший науку под названием “психоистория”. Цель этой науки – сделать Вселенную совершенной. Всё это я и пересказала мистеру Менахему.

Спустя некоторое время он поведал мне, что прочитал столь поразившую меня книгу. Затем он рассказал, что написал Азимову письмо и получил ответ. Я была поражена, что Азимов счел нужным ответить (я была еще ребенком и не осознавала масштаб личности мистера Менахема). Затем он поинтересовался, что я думаю о перспективах совершенствования мира. Я ответила, что это великолепная идея, и тогда он рассказал, что как раз сейчас создает такое движение и предлагает мне к нему присоединиться. Эти слова восхитили меня до глубины души. Так оно и случилось в реальности: Ребе создал свое движение, а я стала его членом».

Значимым этапом воплощения мечты Ребе стало его выступление в 1972 году, в ходе которого он призвал собравшихся открыть на территории США 70 новых синагог ХАБАДа. В тот день Ребе получил символические ключи от нового любавического центра, открытого на территории Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. «Получив ключи, я становлюсь хозяином этого дома. А если это мой дом, то я хочу, чтобы он был открыт 24 часа в сутки семь дней в неделю, и чтобы каждый, кому нужна помощь, мог прийти туда в любое время. Центр в Калифорнии послужит примером. Скоро такие дома ХАБАДа появятся по всей стране», – сказал Ребе. Сейчас 3300 центров ХАБАДа работают в 1000 городов 70 стран мира. В среднем каждые 10 дней в той или иной точке земного шара открывается новый центр. Как шутят еврейские туристы и бизнесмены, путешествующие по всему миру, в любом уголке земли можно найти две вещи: кока-колу и ХАБАД.

Создавая время

Это сегодня концепция Ребе всеми признана, успешна и получила распространение на огромное множество еврейских общин по всему миру, но в прошлом его Мечта далеко не всегда встречала поддержку. Даже некоторые члены его общины – любавические хасиды – поначалу отнеслись к ней скептически. Свидетельством, как менялось сознание хасидов и их отношение к идеям Ребе, может послужить дневник Цви Фогельмана. «Во время особых встреч с хасидами Ребе укореняет в общине мысль, что ХАБАД должен превратиться из малочисленной группы в международное движение, которое со временем изменит мир», – писал Фогельман. В то время вся деятельность ХАБАДа ограничивалась несколькими программами: по субботам собирали детей и рассказывали им истории из Торы, устраивали праздничные трапезы, пели еврейские песни. Кроме того, работала одна небольшая иешива. Кто-то из раввинов из добрых побуждений даже предложил хабадскому двору перебраться в какой-нибудь маленький тихий городок в штате Нью-Джерси: «Общине, подобной вашей, больше подходит сельская тишина, чем огромный мегаполис Нью-Йорк».

Как-то еще 1940-х годах, только приехав в США, Ребе сказал, что «когда-нибудь деятельности хасидов будут посвящены передовицы New York Times». Тогда это заявление казалось смешным и наивным – ведь даже сообщения о гибели миллионов евреев в нацистских лагерях смерти американские газеты помещали на последних страницах. В то время почти всем казалось, что даже у умеренного иудаизма, не говоря уж об ортодоксальном хасидизме, в Америке нет будущего.

Спустя 70 лет никого не удивляет, что в ведущих американских СМИ публикуются обзоры книг о хасидизме, а New York Times в специальном номере, посвященном двухсотлетию издания, печатает вымышленную первую страницу газеты от 1 января 2100 года, на которой помещена информация о времени зажигания субботних свечей. Когда у одного из сотрудников New York Times, католика ирландского происхождения, спросили, действительно ли он верит в возможность публикации такой новости в 2100 году, он ответил: «Я не гадалка и будущее не предсказываю. Мы не знаем, какой будет жизнь человечества в 2100 году. Но в одном вы можете быть уверены точно: в 2100 году еврейские женщины всё так же будут зажигать субботние свечи».

Поэтому, когда сегодня открывается очередной центр ХАБАДа, в который приходит новая еврейская семья и ее встречает теплый прием, когда еврейский студент, живущий вдали от родного дома, понимает, что у него есть еще один дом, где ему всегда рады, а еврейская девочка из обычной светской школы знает, во сколько нужно зажигать субботние свечи, то происходит это потому, что маленький еврейский мальчик однажды осмелился мечтать.

Мендл Калменсон


Шейндл Кроль