Золотой стол

24.08.2001

Выпить — так уж выпить,

Выпить и покушать.

Мы зашли в кошерный ресторан...

(Из еврейского варианта "Мурки")



С древнейших времен праздничные события отмечаются обильным застольем. Да и вообще — едим мы ежедневно. Предки наши, как написано в Талмуде, ели всего два раза в день — утром (при восходе Солнца) и вечером (при закате). И только в субботу число трапез увеличивалось до трех.

Каббала уделяет огромное внимание правильному питанию. Объяснение этому простое — умный человек всегда следит за тем, что он говорит, лишнего не болтает. А если уж мы так следим, что выходит из наших уст — неужто мы не будем следить за тем, что туда входит?

Но начать этот рассказ мне хотелось бы одной историей... Она уникальна тем, что не вычитана мною в какой-то, пусть и редкой, книге, а услышана из уст непосредственного свидетеля.

На пасхальную трапезу у Любавического ребе Менахем Мендела Шнеерсона за стол садились десять человек — сам Ребе и девять старых хасидов. Собравшиеся вокруг наблюдали, как Ребе проводит седер, а сами позднее делали седер дома.

... Справа от Ребе поставили еще один — пустой — прибор. Он предназначался для предшествовавшего Любавического ребе, к этому времени уже покойного. Ребе начал ритуальную пасхальную трапезу, время от времени пристально глядя на то место, где должен был сидеть его тесть, предыдущий Любавический ребе.

Старые хасиды потом говорили, что в это время ребе беззвучно переговаривается с его душой. Стоящие вокруг внимательно смотрели, что делает Ребе — каждая маленькая подробность в проведении седера была полна глубочайшего смысла. Хасид, который мне это рассказывал, в ту пасхальную ночь стоял прямо за спиной Ребе, и обратил внимание, что во время еды тот пользуется одной только правой рукой, держа левую под столом!

Когда подали основную трапезу, на первое был бульон с пасхальной лапшой — нарезанным на длинные тонкие ломти омлетом. Бульон, естественно, ели ложкой, и справиться с длинной лапшой было не так просто! Многие старики начали помогать себе руками, но ребе Менахем-Мендл по-прежнему ел только правой рукой, ловко управляясь с лапшой.

Мне рассказали, как он это делал — но к Каббале, которую в настоящий момент я представляю, это не относится.

Во время трапезы молодые хасиды, стоящие за спиной у старых, просили их задать ребе те или иные вопросы. И один из стариков спросил:

- А каковы должны быть правила поведения за столом?

То есть — следует ли пользоваться ножом и вилкой? Или вилкой не пользоваться (есть такое мнение)? И следует ли рыбу есть руками, как это принято в некоторых хасидских дворах?

Ребе ответил:

- В разных странах существуют различные правила поведения за столом. Исходя из них, и вам следует вести себя так же. Я же пользуюсь за столом только правой рукой, выполняя заповедь "кибуд ав ве-эм" — уважения родителей. Я вырос в доме своего отца, знаменитого каббалиста реб Леви-Ицхака Шнеерзона. И он меня учил, что левой руке на трапезном столе делать нечего.

Вот тут, наконец, мы добрались до сути нашего рассказа. Левая рука символизирует сфиру Гвура, Суровость Господа. А стол, за которым мы едим — это мистическое подобие золотого стола с хлебами предложения, стоявшего в Иерусалимском Храме. Золотой стол стоял в северной части Зала... Если стать лицом на восток, то север у вас окажется по левую руку — то есть опять же, север будет символизировать Гвуру.

А две Гвуры "за одним столом" — это уже многовато. Они могут привести к проявлению того, что в Каббале называется "дин хазак" — гипертрофированные качества строгого суда.

Как я уже рассказывал в статье "Течение мысли" , даже сама пища — это проявление колоссальных сил цимцума, сжатия Б-жественного Света. Поэтому в традиции прилагается столько стараний для того, чтобы этот Свет — извлечь, а вредные последствия цимцума — уменьшить как можно больше.

Маленький пример, еще одна картинка, которую я наблюдал своими глазами. Коломыйский ребе, налив в стакан для кидуша красного вина, доливает туда из другого стакана три капли воды.

Смысл прост. Красный цвет вина символизирует Гвуру. Вода, как уже неоднократно повторялось, символизирует Хесед, Милость Всевышнего. Мы доливаем три капли воды в стакан вина, нейтрализуя при этом:

Гвурот в ХАБАД (Хохма-Бина-Даат, "мохин", верхний этаж дерева сфирот) Гвурот в "Зеир Анпин"

(Хесед-Гвура-Тиферет-Нецах-hод-Иесод, средний этаж дерева сфирот)

Гвурот в Малхут (нижний этаж дерева сфирот, контактирующий с нашим материальным миром).

Существует еще один малоизвестный обычай любавических хасидов. Если вечерняя субботняя молитва (в пятницу вечером) кончается между шестью и семью часами вечера, они не делают кидуш (освящение субботы над бокалом вина) сразу же, а ждут начала восьмого часа.

Считается, что каждым часом суток управляет определенная планета. Так вот, временем между шестью и семью часами вечера управляет Марс — планета злотворная (о ней еще РАШИ писал, что она "властвует над мечом и кровью"). Это, кстати, проявляется в красном цвете Марса (красный — цвет Гвуры).

А кидуш обычно делается на красное вино! Поэтому, чтобы не усиливать действие качеств Суровости Господа, освящение субботы либо переносят к началу восьмого часа... Либо, если совсем уж невтерпежь принятся за трапезу, делают кидуш на белое вино! А белый — цвет Хесед, Милости Б-га!

Вы можете меня спросить — тогда, может быть, все время освящать субботнюю трапезу белым вином? И я вам отвечу: "Обычай пить красное вино сложился исторически, но если вы захотите делать кидуш на бело вино — почему бы и нет?" Кстати, те же любавические хасиды любят делать кидуш на водку. Не из любви к водке, понятно, а потому, что водка своим внешним видом напоминает воду. Ну, а о воде — см. выше.

Еще один секрет, известный немногим. После еды мы читаем "Биркат hа-мазон" — послетрапезную молитву. Знающие люди говорят, что убирать со стола надо только после того, как была прочтена молитва!

После еды на столе остаются крошки, кости, корки — наглядное изображение того, что называется "клипот", "скорлупы", скрывающие Б-жественный Свет. Читая послетрапезную молитву, мы совершаем "тикун", исправление этих клипот.

Только я прошу моих читателей не путать оставшуюся на столе кожуру от апельсина с каббалистическим понятием "клипот" — звучат они на иврите одинаково, и одно служит символом второго...

Как-то в синагоге во время третьей субботней трапезы я начал жевать дольку апельсина. Один хасид, уже много лет живущий в Израиле, сказал мне по-русски:

- Не ешь с клипот!

Я стал объяснять ему, что сегодня суббота, когда клипот ослабевают, да я еще своими благословениями их нейтрализую... Он рассмеялся и сказал:

Я всего-навсего имел в виду, чтобы ты не ел апельсины с кожурой — она может быть немытая.