Камлание ягнят

24.04.2019

В жизни современного еврея Песах – это в первую очередь семейный праздник. И религиозные, и вполне светские евреи собираются всей семьёй в пасхальную ночь за столом с мацой и вином. Однако во времена Храма праздник Песах отмечался совсем по-другому, да и в другой день.

С технической точки зрения праздника было вообще два. В ночь пятнадцатого нисана евреи действительно собирались вокруг праздничного стола, но назывался этот день, как и следующая за ним торжественная неделя, не Песахом, а «праздником мацы». А праздник Песах отмечался накануне – четырнадцатого нисана, и центральный его ритуал состоял в принесении пасхальной жертвы в Иерусалимском Храме.

В этот день главы семейств со всей страны, каждый со своим ягненком, собирались на Храмовую гору и во дворе, окружавшем жертвенник, ягнят закалывали, а их кровью священники кропили жертвенник. Обряд этот имел особое значение объединения народа воедино.

А теперь представьте себе эту картину: многие тысячи ягнят должны быть зарезаны и освежеваны всего за несколько часов на пространстве примерно 20 на 15 метров, находящемся, как это требует закон, строго к северу от жертвенника. И даже если в условиях острой необходимости резать ягнят дозволялось по всему Храмовому двору, то увеличьте этот метраж вдвое-втрое – и получите площадь обычного садового участка.

По идее, там должны были быть реки крови и море мух, но вот очевидцы как в талмудической литературе, так и в грекоязычной вспоминают об исключительной чистоте, причем в самом прямом санитарном смысле этого слова, а не только духовном. Всё это удавалось благодаря удивительным для времен Второго Храма инженерным находкам.

Прежде всего, нужно было достаточно воды. Еще со времен Первого Храма под поверхностью Храмового двора сохранилось несколько больших ям для сбора дождевой воды, однако этой воды вполне хватало для повседневных нужд Храма, но никак не для многотысячных толп. Храм же стоял на отроге горного хребта в достаточно засушливой местности. Ближайший природный источник Гихон находится на дне ущелья Кидрон на много десятков метров ниже уровня Храмового двора, и никакие известные тогда технологии не могли бы закачать эту воду на такую высоту. Да и количество воды в этом источнике не столь велико.

И тогда в конце III в. до н.э. под руководством выдающегося первосвященника Шимона Праведного были высечены дополнительные громадные водосборники в южной части Храмовой горы. Самый большой из них, согласно замерам ученого прошлого века Конрада Шика, вмещает 12 тысяч кубометров воды!

Следующим грандиозным инженерным проектом стало строительство водопровода с Хевронских гор в Иерусалим, начатое царями Хасмонейской династии во II в. до н.э. и доведенное до совершенства полтора века спустя – уже в дни Ирода Великого. Этот каменный водопровод шёл частично сквозь высеченные в горах туннели и нес воду на расстояние 23 километра, причем с равномерным уклоном: метр на каждый километр длины – точность, которой и в наши дни нелегко добиться. Этот водопровод помогал наполнить водой подземные водохранилища под Храмовой горой, снабжая, помимо этого, и растущее население Иерусалима.

Интересен и метод, которым поднималась вода наверх из этих хранилищ пятнадцатиметровой глубины – не вручную же ведрами черпали и носили! В Талмуде есть несколько упоминаний о «специальных колёсах», которыми поднимали воду из этих подземных водоёмов для нужд Храма, и по мнению археолога Й. Патрика, речь идет о колесе с ковшами на канате. Это устройство – а в Средней Азии оно еще в недавнее время было в ходу под названием «чигирь» – было изобретено в начале II в. до н.э., по-видимому, в Александрии. И без сомнения, таким колесом можно было поднять необходимое количество воды.

На основе этого изобретения в Храме смогли решить и еще одну проблему. Все священники в ходе служения в Храме должны были многократно за день омывать руки и ноги, причем не из какого-нибудь ведра, а из громадного умывальника с несколькими кранами, который стоял к югу от жертвенника. Но еврейский закон требует, чтобы вода для омовения была непременно свеженачерпанной каждое утро! И Бен Катин – еврейский инженер времен Второго Храма – изобрел устройство, названное в Талмуде «мухни». Это слово, конечно же, происходит от греческого «механи», как и русское слово «механизм», и означает систему колес с зубчатой передачей. При помощи этого устройства весь огромный умывальник целиком погружался вечером в подземную цистерну с водой, а утром его вытаскивали целиком – и уже полным свежей водой! Согласно описанию, представленному в талмудическом трактате Тамид, первый из священников, заходивший в Храм ещё до рассвета, должен был поднять умывальник при помощи этого устройства. А услышав скрип могучего колеса, другие священники собирались, восклицали «Час настал!» и принимались каждый за свою работу.

Египетские жрецы тех времен тоже изобретали сложные устройства, но их предназначение было, как правило, в том, чтобы произвести впечатление на паству хорошо поставленными и отрежиссированными «чудесами». А вот инженерная мысль в Иерусалимском Храме была направлена почти исключительно на решение реально возникающих проблем.

Комментарии