Вакцина от еврея

03.04.2020

Как еврейский мальчик из Одессы победил мировую пандемию и почему кошерное питание веками спасало евреев от болезней, объясняет наш колумнист.

На фоне борьбы всего прогрессивного и не очень человечества с пандемией коронавируса почти незамеченной осталась важная для мировой медицины годовщина – 160-летие со дня рождения Владимира Хавкина. А его подход не помешало бы вспомнить, поскольку именно этому великому бактериологу и иммунологу человечество обязано созданием первых эффективных вакцины от холеры и чумы, да и самой методике разработки любых вакцин в целом.

Мы уже рассказывали, как он создал свои спасительные вакцины, а также публиковали интервью с одним из его потомков, рассказавших любопытные подробности жизни своего великого предка, но есть несколько очень еврейских штрихов из его биографии, которые просто необходимо добавить.

Как и все его еврейские сверстники, Хавкин начал свою учебу в хедере. И как многие из них, поступив в университет и увлёкшись наукой, он снял ермолку и перестал ходить в синагогу. Но подобно своему учителю Илье Мечникову, в глубине души Хавкин до конца жизни оставался глубоко верующим человеком. Об этом свидетельствует и его завещание: в нем Хавкин распорядился отправить свои сбережения в фонд помощи нуждающимся иешивам Восточной Европы, добавив, что именно изучение Торы является залогом дальнейшего существования еврейского народа. Впрочем, он, конечно же, не преминул заметить, что учащимся иешив хорошо бы сочетать изучение Талмуда с обучением физике, математике и другим предметам, а также овладением полезной профессией.

Примечательно, что значительная часть его статей так или иначе была связана с вопросами иудаизма, а некоторые – так напрямую посвящены ему. К примеру, в «Апологии ортодоксального иудаизма» он доказывает, что соблюдение казавшихся несколько тысяч лет весьма иррациональными библейских повелений о соблюдении правил гигиены, чистоты и кошерного питания носит вполне рациональный характер и призвано защитить еврейский народ и человечество в целом от различных инфекционных болезней и эпидемий. И сегодня именно эти его работы, как ни странно, даже более актуальны, чем чисто научные.

Вспомнил же я это потому, что именно в недельной главе «Цав», которую будут читать религиозные евреи на этой неделе, правда, не в синагоге, а по домам ввиду всеобщего карантина, впервые вводится это понятие – нечистоты. И пусть контекст, в котором оно появляется, покажется многим нынешним читателям вполне себе первобытным, своей злободневности он от этого не теряет.

«Мясо жертвы, которое соприкоснется с чем-либо нечистым, нельзя есть», – гласит библейский текст. И эта мера предосторожности к возможным инфекциям – очень насущное качество сейчас. Но дальше – больше: «Если кто прикоснется к чему-либо нечистому – к трупу человека, к нечистому трупу животного или к нечистому трупу гада – и станет потом есть вместе с другими людьми мясо храмовой жертвы, то будет отторгнут из среды народа своего». Вроде бы иррациональные и мистические запреты, но любой микробиолог скажет, что всё совершенно верно: именно трупы животных, а также человека зачастую являются источником смертоносной инфекции, прикосновение к ним чревато заражением, а усевшийся после такого соприкосновения за общий стол непременно заразит всех окружающих. И если есть хоть минимальная опасность, что человек подхватил непонятную инфекцию, то ему категорически запрещено идти на общественные собрания. Что это, как не введение карантина для больных еще три с половиной тысячи лет назад?

Не случайно еще на заре распространения коронавируса – в декабре 2019 года – израильский Минздрав распространил коммюнике, в котором сообщал об увеличении в Китае случаев легочных заболеваний «непонятной этимологии», призывал воздержаться от поездок в Китай, а тех, кто всё же поедет, просил «воздержаться от прикосновения к трупам любых животных и есть только пищу, отвечающую общепринятым санитарно-гигиеническим нормам».

Обратим также внимание, что в свете последних указаний эпидемиологов кажутся вполне себе логичными предписания Пятикнижия, также описанные в нынешней главе «Цав» и требующие от первосвященника перед жертвоприношением надевать специальные одежды – ну а как без этого? – и тщательно омываться после. Так происходящие вокруг нас события невольно подводят нас к мысли великого еврейского врача (!) и философа Маймонида: что всё иррациональное и рациональное в Торе тесно связано между собой, и если мы не понимаем до поры до времени рациональный смысл той или иной идеи, то жизнь нам его покажет.

Комментарии