С аграрным приветом

21.04.2020

Что евреи подсчитывают в эти дни, как фарисеи отбивались от агентов саддукеев и почему уже пришло время жать, объясняет наш спецкорреспондент.

Человеку, выросшему в России, привычно связывать жатву с концом лета. И потому кажется очень странным этот еврейский обычай – отсчитывать дни сбора урожая весной. Однако я вот прямо сейчас, в апреле, отойду на разрешенные сто метров от дома и увижу, как колосья пшеницы уже набрали силу. Вероятно, в том числе и поэтому считают, что истинный смысл сказанного в Пятикнижии можно осознать только в стране Израиля. Ведь Песах для израильского земледельца – это не только праздник Исхода из Египта, но, как это и предписывается в библейском тексте, и начало жатвы.

Песах назван праздником «в весенний месяц», но само ивритское слово «авив», которое мы переводим на русский язык как «весна», обозначает скорее процесс созревания колосьев. И сезон жатвы – важнейшее событие крестьянского года – непременно должен был начинаться торжественным религиозным актом. Таким актом и было привязанное к Песаху принесение в Храм первого снопа ячменя.

В Талмуде описано, как специальные посланники выходили из Иерусалима еще накануне Песаха – как раз в тот момент, когда все евреи были заняты подготовкой к пасхальному седеру – и находили поле созревшего ячменя. Причем иногда для этого приходилось спускаться в самые жаркие долины – ближе к Иерихону. А ночью по окончании первого дня праздника Песах собирали всех местных жителей в этом поле, жали серпом первый сноп и отправлялись в Иерусалим, чтобы там помолоть колосья, а утром принести в качестве храмовой жертвы.

Казалось бы, всё ясно, но вот одна беда – в библейском тексте повелевается возносить эту жертву «после шаббата». Однако устная традиция, восходящая к мудрецам-фарисеям и унаследованная потом подавляющим большинством евреев, была иной: «после первого дня Песаха». Впрочем, многие с такой устной традицией не соглашались, апеллируя к прямому тексту Пятикнижия, и ждали исхода первой субботы после начала праздника Песах.

Особенно острые конфликты случались, когда первый день Песаха выпадал на пятницу, так как это означало, что жатву надо было производить в шаббат, хотя делать такую работу в субботу строго запрещено. Однако мудрецы-фарисеи настаивали, что заповедь приношения в Храм первых снопов урожая столь важна, что её надо выполнять даже в шаббат, тем более что совершаются ведь в субботу, несмотря на все запреты, положенные жертвоприношения в Храме.

Однако саддукеи и байтусеи, к которым принадлежала изрядная часть храмового священства, не признавали такого подхода, основанного на устной традиции и аллегорическом понимании слов Пятикнижия, и уж тем более не были готовы пойти на явное в их глазах нарушение шаббата. В результате саддукеи всеми силами препятствовали попыткам фарисеев жать этот пресловутый сноп.

Сохранились истории о том, как саддукеи подсылали лжесвидетелей к мудрецам-фарисеям, устанавливающим новолуние и определяющим дату Песаха, чтобы сместить счёт дней и таким образом избежать нарушения субботы. Так что не будет безумным полетом фантазии представить себе посланцев фарисеев, жнущих ячмень на каком-то поле в глуши и отбивающихся подручными средствами от агентов саддукеев. И, возможно, отбиваться им помогали местные крестьяне, поскольку из всех течений иудаизма наибольшей симпатией простого народа пользовались всё же фарисеи.

Значение этого спора на самом деле не исчерпывалось датой начала жатвы, а было частью большого конфликта – войны за календарь, которая стала главной теологической баталией времён Второго Храма. Ведь начало жатвы – не просто дата, но и старт для семинедельного отсчёта до самого важного праздника иудаизма – Шавуота, дня дарования Десяти заповедей. И если идти за буквальным пониманием саддукеев, согласно которому жатва производится всегда после шаббата, то и праздник Шавуот всегда будет выпадать на воскресенье, а дата его будет плавать по календарю. И из современных иудеев такой подход унаследовали только караимы. Следование же фарисейскому пониманию привело к появлению в календаре точной даты для праздника Шавуот – шестой день еврейского месяца сиван.

Но оказывается, что есть и третий способ понимания этого вопроса. Он описан в отрывках, найденных в кумранских пещерах, а из действующих еврейских общин его сохраняли до недавнего времени эфиопские евреи, но утратили эту индивидуальную особенность после переезда в Израиль. А ведь в Кумране и Эфиопии отсчет начинали не с первого дня Песаха, а с последнего! И по такому расчету Шавуот должен приходиться на 12 сивана. И, вероятно, не случайно, согласно Талмуду, человек, не успевший принести в Шавуот праздничную жертву, может это сделать вплоть до 12-го числа включительно. Не сделано ли это специально для тех евреев – кумранских и эфиопских, – пошедших третьим путём?

Впрочем, есть и четвёртая трактовка, сохранившаяся в апокрифической «Книге Юбилеев», относящейся ко временам Второго Храма: отсчёт начинают после первого шаббата после окончания всего праздника Песах. У такой трактовки почти не было последователей. Тем более что авторы этой книги, к слову, вообще планировали фундаментальную реформу еврейского календаря: они хотели сделать его значительно более упорядоченным, однако ценой этого был бы отрыв его от лунного цикла. Но этакая упорядоченность – явно не наш путь!

Хорошо, что хоть о календаре у нас сейчас нет десятка мнений. И, похоже, это вообще единственный вопрос, о котором евреям в результате удалось друг с другом договориться.

Фото: Адам Пропп

Комментарии