Рабско-израильский конфликт

15.05.2020

Как и за сколько мы променяли египетское рабство на офисное, рассказывает наш колумнист.

Несколько месяцев назад, когда никто еще не мог предвидеть пандемию, тридцатилетний сын моих друзей оказался перед непростой дилеммой: одна всемирно известная компания предложила ему пожизненный контракт, и надо было на что-то решаться. На первый взгляд, это было то самое предложение, от которого нельзя отказаться: компания обязалась платить ему не просто высокую, а баснословную зарплату вплоть до выхода на пенсию, обеспечить его фешенебельным жильем, машиной и лучшей медицинской страховкой. Словом, было полное впечатление, что ему предлагают пожить при коммунизме.

Впрочем, было одно «но»: если он захочет уволиться, то должен будет выплатить компании такую немыслимую неустойку, что она сожрёт все полученные им доходы.

Казалось бы, о чём тут думать?! Надо срочно подписывать контракт и ехать в ту самую долину, где на кремниевых деревьях растут силиконовые яблоки. Но, с другой стороны, ему гарантирована жизнь на вилле с бассейном, однако вилла эта будет расположена там, где сочтёт нужным компания – чтобы он быстрее приезжал на работу. У него будет большой доход, но тратить эти деньги окажется некогда: работа почти без выходных отнимет все дни без остатка. А расписание его отпусков будет чётко регламентироваться на годы вперёд.

Когда же он поинтересовался, сможет ли в случае острой нужды навестить родителей в Израиле, то получил весьма двусмысленный ответ: дескать, это в чрезвычайной ситуации не исключается, но решать в конечном счёте будет руководство.

И главное – так на всю жизнь! Он уже никогда не сможет сменить профессию или даже в её рамках заняться чем-то посторонним. А если даже и сможет, то всё им созданное в любом случае будет считаться собственностью компании. Так что, если вдуматься, ему просто предлагали продаться в рабство. Очень комфортное и обеспеченное, но рабство, в котором все полученные им блага попросту потеряют смысл.

Стоит ли продаваться в рабство, пусть и задорого? Ответ на этот вопрос содержится в библейском отрывке «Беар», который наряду с отрывком «Бехукотай» читают, к слову, на этой неделе. «Если брат твой обеднеет и продастся тебе, не обращайся с ним как с рабом. Пусть как наёмный работник и поселенец живёт он у тебя. И пусть работает до юбилейного года, а потом вернётся к своему семейству в надел своих отцов», – гласит текст Пятикнижия.

Таким образом провозглашается, что не может быть пожизненного рабства – когда приходит юбилейный год, всё возвращается на круги своя и раб выходит на свободу, даже если он продал себя на всю жизнь. Даже если он не хочет уже этой свободы, поскольку за годы утратил понимание её ценности.

Почему же тогда он должен на неё выйти? «Потому что они – Мои рабы, которых Я вывел из земли Египетской, чтобы быть их Б-гом», – говорится в этом отрывке, обозначая тем самым, что нет над нами другого хозяина. А потому: «Освятите пятидесятый год и объявите свободу на земле для всех её жителей. Это будет год “возвращения домой”. И вернется каждый к своему владению, каждый – ко своей семье».

Видимо, память о египетском рабстве так крепко въелась в наши гены, что мы на ментальном уровне осуждаем любое рабство и всякое покушение на свободу человеческой личности. Включая и те несознательные личности, которые полагают, что положение раба даст им возможность не думать о пропитании – это же удел хозяев.

Кстати, само понятие «юбилей», происходящее из Пятикнижия и ставшее иллюстрацией важных вех в жизни страны, нации и каждого отдельного человека – это еще один прекрасный подарок евреев человечеству. Юбилей, как граница личной или общественной эпохи, призван напомнить нам, что нет у человека прав ни на жизнь другого, ни на его собственность, да и на свою-то права весьма условны, поскольку «ничто не вечно под луной».

Это и есть еврейский ответ на любые, даже самые сладкие формы рабства: не будь рабом и не пытайся сделать таковым другого. Верность этим принципам и определила ту внутреннюю свободу, которую несли в себе евреи во все времена. Мы выбираем свободу. Это всегда пугает власть предержащих. И именно поэтому во всех странах, в которые евреев забрасывала судьба, они были в первых рядах борьбы против любых видов тирании. И если мы присмотримся к происходящему в различных странах, так это происходит и по сей день.

Комментарии