До третьих петухов

04.12.2020

Почему ликвидация «отца» иранской атомной бомбы стала актом гуманизма для мира, объясняет наш колумнист.

Вcю минувшую неделю мировые СМИ обсуждали дерзкую ликвидацию в Тегеране «отца» так пока ещё и не рождённой иранской атомной бомбы Мохсена Фахризаде. И хотя Израиль официально не признаёт ответственности за эту операцию, многие политологи и аналитики поспешили традиционного обвинить еврейское государство в «страшном злодеянии».

Вообще-то, подобные обвинения требуют доказательств, а их нет – даже косвенных. Да и ликвидация, хотя и была продумана до самых мелочей и блестяще осуществлена, всё же была выполнена с большим шумом и грохотом – «Моссад» обычно работает гораздо тоньше. И у покойного было достаточно конкурентов и врагов в верхушке иранского режима, которые могли его с таким типичным восточным фейерверком устранить. Но поражают даже не огульные обвинения, а тот лживый пиар-образ, который лепят и покойному, и самому событию.

Из Мохсена Фахризаде пытаются сделать мирного физика – этакого иранского Курчатова, который в тиши лаборатории творил науку. Хотя покойный был – на минуточку! – генералом Корпуса стражей Исламской революции, самого элитного и в то же время самого фанатичного военного формирования иранского режима. Так что покойный был не иранским Курчатовым, а скорее иранским Лаврентием Берией, курировавшим ядерный проект.

Да и цели, с которыми иранский режим пытается обзавестись ядерным оружием, совсем не мирные, нацеленные отнюдь не на сдерживание, а, напротив, на агрессию. И появление ядерного оружия в руках фанатиков-антисемитов может обернуться уничтожением еврейского государства. И эту схватку нам проиграть никак нельзя.

Примечательно, что именно на этой неделе евреи читают в синагогах библейский отрывок «Ваишлах», повествующий о ночной схватке между праотцом Яаковом и таинственным незнакомцем. И тот бой Яаков выиграл и получил по его итогам новое имя. «Не Яаков будет имя твоё, а Исраэль, ибо ты боролся и с ангелом, и с людьми, и одолел их», – вот как повествует об этом текст Пятикнижия. Ведь согласно еврейским мидрашам, бился в тот день Яаков с ангелом-хранителем Эйсава, символизирующим в библейской традиции все враждебные еврейскому народу силы. И потому та ночная схватка у реки Ябок носила не обычный, а сакральный и даже экзистенциальный характер, иллюстрируя ту борьбу, которую евреям придётся вести со своими ненавистниками на протяжении всей истории.

И пока длится эта борьба, над миром стоит непроглядная ночь, а вот победа в ней еврейского народа будет знаменовать собой зарю нового дня – той самой новой эпохи, в которую, согласно пророчеству Иешаягу, «народы перекуют мечи на орала». И продолжаться этот бой будет до тех самых шукшинских третьих петухов. И нынешнее противостояние Израиля и Ирана – это, вне сомнения, вехи всё той же борьбы.

И у Израиля снова нет права проиграть эту войну, поскольку ведёт он её не только за себя, но и за всё цивилизованное человечество: мало кто сомневается, что ядерное оружие в руках фундаменталистов будет угрожать и другим странам. Именно этим, к слову, объясняется, почему Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн, а теперь, похоже, и Саудовская Аравия договариваются о мире с Израилем: тоже боятся ядерного оружия в руках Ирана – ведь весь Ближний Восток может быть стёрт с лица земли, а на мир опустится долгая непроглядная ночь фундаментализма.

И потому ликвидация иранского Берии с некоторого ракурса может статься не «страшным злодеянием», а актом милосердия и гуманизма. Это тот самый случай, когда стоит вспомнить давние строчки Михаила Светлова: «Я стреляю – и нет справедливости справедливее пули моей».

Так что вам рассказать за Тегеран?

Комментарии