Отпусти народ, фараон

22.01.2021

Еврей – это религия или национальность? Ответ на этот вопрос пытался найти наш колумнист.

Я вполне допускаю, что в мире живут даже не миллионы, а миллиарды людей, никогда в жизни не открывавших Тору. Но вряд ли найдётся человек, никогда не слышавший о египетском рабстве и Исходе евреев из Египта.

Это давно стало частью эпоса всей человеческой цивилизации. Причём настолько, что плотно вошло в наш язык. Недаром любые бедствия, обрушившиеся на мир, включая и нынешнюю эпидемию, люди называют «казнями египетскими», а любого диктатора – «фараоном». А девиз Let my people go! – «Отпусти народ Мой!» – давно уже стал символом борьбы за национальную независимость в самых разных странах.

Эти самые слова – «Отпусти народ Мой» – впервые звучат в библейском отрывке «Бо», который иудеи всего мира будут читать в синагогах в ближайшую субботу, если, конечно, их в вашей стране ввиду карантина не закрыли. Но обычно цитирующие этот лозунг забывают, что он является лишь частью предложения, из которого выдернут. А по сути – просто вырван из контекста. «Отпусти народ Мой, чтобы он мог служить Мне. А если ты откажешься, то завтра же наведу на тебя саранчу», – гласит текст Пятикнижия.

Я перечитывал на днях этих строки и вспоминал Ленинград 1987 года: ту знаменитую демонстрацию отказников, стоявших у Смольного с плакатами, на которых было написано: «Дайте выехать в Израиль!». А так как советских евреев десятилетиями не выпускали в Израиль, то обрушившийся на страну ещё в 1970-е годы дефицит практически всех видов продуктов вполне по праву назвать по аналогии «казнями египетскими».

Однако на все советы выпустить евреев, а вместе с ними и вообще открыть границы для людей и товаров, советские фараоны отвечали категорическим отказом, подобно египетскому властителю. Ведь ходили к нему советники, как гласит библейский текст, и говорили: «Дай этим людям уйти, и пусть служат своему Богу! Разве ты не видишь, что Египет гибнет?».

Но не внял фараон этим словам. Его политические слепота и недальновидность поражают. И это, пожалуй, самые главные казни, обрушившиеся на его голову. Уже всему окружению и, думается, всему египетскому народу ясно, что страна гибнет, а царь всё не в состоянии трезво оценить ситуацию. Так не сдавались до последнего и фараоны из Политбюро – выпустили евреев за границу они только тогда, когда вместе с ними уплывала сама страна.

И вывод напрашивается сам собой: не так страшна эпидемия, саранча и «тьма египетская», как правитель страны, не желающий понимать очевидные вещи и принимающий неверные решения. На личности мы, разумеется, переходить не будем. Да и зачем: фараон в любой стране остаётся фараоном, а то, как его называют в данный конкретный исторический момент, не имеет никакого значения.

Однако, возвращаясь к цитате «Отпусти народ Мой, чтобы он мог служить Мне», надо отметить, что без придаточной части – чтобы они служили, привнося в мир сверхидеи и выполняя возложенную на них свыше миссию, – Исход евреев из Египта становился бессмысленным и никому не нужным мероприятием. Поэтом так и сложилось, что самоидентификация даже вполне себе светских и не в одном уже поколении таких евреев всё равно неразрывно связана, даже проникнута мистическим мышлением, библейскими сюжетами и всё тем же Исходом из Египта, с которого и начинается отсчёт нашей истории, нашего восхождения из толпы рабов, связанных родственно-племенными связями, к народу, объединённому сверхидеей.

Вот почему вопрос – «еврей – это религия или национальность?» – изначально не имеет смысла. Это всё равно, что пытаться отделить медь от олова в бронзе или ту же медь, магний и другие компоненты от алюминия в дюралюминии. То есть отделить, конечно, можно, но это будет уже не бронза и не дюралюминий, а что-то совершенно другое.

Комментарии