Деньги – к месту

19.02.2021

Почему среди евреев столько меценатов и благотворителей, объясняет наш колумнист.

Перечитывая библейскую главу «Трума», которую будут торжественно оглашать в синагогах в ближайшую субботу, я, сравнивая переводы, не буду скрывать, сильно разочаровался в синодальном. «Скажи сынам Израиля, чтобы они сделали Мне приношения. От всякого человека, у которого будет сердце, принимайте приношения Мне», – так звучит в синодальном переводе главная фраза этого отывка.

Пусть общий смысл оригинальной фразы тут и сохранен, но он совершенно не отображает её глубинного содержания и всех тонкостей. Ставший классическим для русскоязычных евреев перевод «Пятикнижия», подготовленный издательством «Шамир» под редакцией профессора Германа Брановера, действительно куда точнее: «Скажи сынам Израиля, пусть возьмут возношение для Меня. От каждого человека, сердце которого пожелает того, пусть возьмут возношение для Меня».

И хотя слово «возношение», безусловно, куда ближе по смыслу к ивритскому слову «трума», чем «приношение», однако и оно не передаёт всех тонкостей и смыслов, да и в целом это все еще далековато от оригинала.

А вот куда более близкий к оригиналу перевод Ари Ульмана: «Скажи сынам Израиля, чтобы они взяли для Меня возвышающее приношение. От каждого человека, кого побудит сердце дать доброхотный дар, возьмите возвышающее приношение Моё».

Думается, читатель уже заподозрил автора в ненужном буквоедстве и занудстве, но дело в том, что речь в данном случае идет о принципиальных вещах. Ведь слово «трума», переводящееся обычно как «сбор» или «пожертвование», образовано от слова «рум» – «возвышение» или «вознесение» по-русски. И таким образом, в самом этом слове заложена идея, что, отрывая от себя, отдавая от всего сердца принадлежащие нам ценности на общее благо – а речь в данном случае идет о сборе пожертвований на строительство Храма, – мы возвышаемся над собственной скаредностью и другими нашими недостатками и, подобно Мюнхгаузену, сами тянем себя за волосы вверх – к тому, чтобы стать чище и лучше. А вместе с этим и к более справедливому обществу.

И «возвышающее душу пожертвование» стало одним из фундаментальных понятий иудаизма, да и человеческой цивилизации в целом. Именно на таких пожертвованиях с древности до наших дней строилась жизнь любой еврейской общины, а теперь и Государства Израиль. Евреи отдавали «труму» – и на эти деньги строились синагоги и содержались школы, открывались столовые для бедных и готовились продуктовые наборы для нуждающихся, воспитывались сироты и изыскивались средства на приданое к свадьбе. И как следствие – сколь бедно бы ни жили еврейские местечки, в них никогда не было беспризорников, никто не оставался без куска хлеба и никто не умирал, всеми брошенный и забытый. Каждое местечко было отдельной общиной – своего рода автономным образованием, способным существовать без всяких государственных институтов. Более того – само отчасти ставшим таким институтом.

Способность отдавать, делая от всего сердца – причем не обязательно и не всегда деньгами: можно и собственным временем, силами и талантами, – на мой взгляд, и есть главный показатель духовного здоровья каждого отдельного человека и всего общества. Это и есть главный тест общества на жизнеспособность, и должен заметить, что мой родной Израиль до сих пор этот тест блестяще выдерживал.

А в наши непростые времена мы видим, как его в целом выдерживает и все человечество – во многих странах в период эпидемии, а также сопутствующих политических и экономических потрясений стремление людей делать что-то не только для себя, но и на общее благо не только не ослабло, но и, напротив, усилилось.

Появилось множество новых инициатив – сбор и разнос по квартирам продуктовых пакетов для пожилых людей, которые в дни карантина не могли вообще выходить из дома; помощь оставшимся в этот период без работы актерам и музыкантам; организация досуга для оставшихся не у дел детей… Всего не упомнить и не перечислить, но каждый из нас за последний год стал свидетелем множества дел, сделанных «по побуждению сердца» и в самом деле чуть приподнявших нас и в глазах Небес, и в собственных глазах.

Кстати, буквальный перевод исследуемой нами фразы звучит так: «пусть возьмут Мне приношение», а не «пусть дадут». Многие комментаторы Священного текста обращали внимание, что куда логичнее было использовать глагол «дадут», а посему «возьмут» тут неспроста. Согласно классическому объяснению, нам самим в этом мире ничего не принадлежит, а значит, мы ничего дать по определению не можем – мы можем лишь взять у Него и принести Ему же.

Но на одной из лекций мне довелось услышать и чуть более глубокое объяснение. Дело в том, что, отдавая от своего достояния на общее благо, мы в итоге всегда что-то берем взамен – и иногда даже больше, чем дали сами. Поэтому такое доброхотное пожертвование именно берут, а не дают, и эта простая истина Торы и есть основа того, что принято называть «гражданским обществом». И хочется верить, что рано или поздно всё человечество до неё дорастет.

Комментарии