Шайтан в головах

05.03.2021

Почему ковид-диссиденты, антипрививочники и борцы с вакцинацией служат золотому тельцу, объясняет наш колумнист.

Поражаюсь, что уже и до телеэкранов добрались диванные эксперты, сообщающие миллионам зрителей, что лучше умереть от коронавируса, нежели сделать прививку. Если прежде ковид-диссиденты утверждали, что никакой эпидемии нет и в помине, а карантин – плод заговора мирового правительства, за которым, само собой, стоят евреи, то теперь они пророчат, что вакцина изменит геном человека, а его самого превратит то ли в зомби, то ли в монстра.

Еще более поразительно, что среди них встречаются и врачи. Довелось мне тут недавно брать интервью у «всемирно известного биолога», который грозился раскрыть мне всю подноготную массовой вакцинации. Вот только незадача – «всемирно известный биолог» оказался обычным школьным учителем биологии, несшим какую-то ересь о том, как РНК-молекулы проникают в ядро клетки и меняют ДНК. А еще один встреченный мною «выдающийся эпидемиолог», путавший РНК-вакцину с векторной, твердо верил, что лечиться надо не таблетками и прививками, а «силами природы». Уже потом я выяснил, что этот «выдающийся эпидемиолог» в юности окончил медучилище в неведомом мне Кагуле, где, вероятно, всё же прослушал пару лекций по эпидемиологии, но затем стал сантехником – потому что это намного доходнее.

И я не мог не задаться вопросом: почему столько людей предпочитают верить откровенным шарлатанам, а не специалистам? И перечитывая библейскую главу «Ки Тиса», которую будут оглашать в синагогах в ближайшую субботу, я нашел ответ на этот вопрос.

Напомню, что в центре повествования этого отрывка находится рассказ о золотом тельце. И вопрос, по сути, возникает тот же: как могли вполне себе вменяемые люди, пережившие вот буквально только сейчас невероятной силы экзистенциональные события, открывающие, казалось, завесу с сущности мироздания, начинают вдруг плясать вокруг металлического истукана, прося у него совета, как жить дальше. Да ведь это чистой воды шарлатанство!

А причина такого поведения – страх и потерянность. Прождав сорок дней у горы Синай пророка Моисея – единственного человека, который знал, куда идти по этой пустыне и где добывать воду – и так и не дождавшись, народ решил, что он то ли погиб, то ли сбежал, ибо «не знаем мы, что стало с ним». И конечно же, ударился в смертельную панику.

А дальше всё как «по учебнику»: изначально ложная и просто идиотская идея – заменить Моисея на истукана – под влиянием паникеров мгновенно «овладела массами». И это важнейший урок, который дает нам Пятикнижие на все времена: нет для общества ничего опаснее состояния неопределенности и недостаточной информированности – «и не знаем мы, что стало с ним». Незнание немедленно порождает страх, а страх – самые нелепые домыслы и ложные идеи, что, собственно говоря, мы и наблюдаем сегодня в отношении вакцинации.

В такой непростой ситуации огромная ответственность ложится на плечи лидеров нации – именно они должны успокоить народ, провести разъяснительную работу и массовую кампанию в поддержку вакцинации, иначе власть над умами возьмёт кучка паникёров. Оставленный Моисеем на время отсутствия во главе народа первосвященник Аарон, как известно, сделать этого не сумел и в итоге попросту пошел на поводу у толпы.

И примечательно, что, спустившись наконец с горы Синай, Моисей бросает в лицо Аарону: «Чем так провинился перед тобой народ этот, что ты ввёл его в страшный грех?!» Обратите внимание: претензии адресуются главным образом лидеру, а потом всем остальным.

Но любопытна и та готовность, с которой эти «остальные» жертвовали драгоценности и украшения на возведение золотого тельца, а потом бросились ему служить. Речь тут идет не столько о поклонении, сколько о готовности пожертвовать всем своим достоянием ради какой-то идеи, остаться голым и босым. И вот это уже действительно чисто еврейская черта! Сколько раз в годы жизни в Советском Союзе я наблюдал, как ревностно, в отличие от большинства, евреи служили той же коммунистической идее, как охотно шли на любые лишения ради слепого воплощения в жизнь коммунистических идеалов, не осознавая всей ложности обожествляемой ими идеи. И каким же страшным было их последующее отрезвление от этой лжи.

Комментарии