Еврей платежом красен

04.02.2022

Помню, как в первые месяцы после репатриации в Израиль меня раздражало здесь буквально все. Даже то, что находившийся рядом с тогдашней квартирой дом культуры назывался «Филадельфия».

Почему? Да потому что был построен на деньги евреев этого американского города. На проезжавшей мимо машине «скорой помощи», которая отчего-то называлась неведомым словом «амбулансе», было крупными буквами выведено: «Куплено на деньги канадской общины». А на здании больницы было выбито, что она построена на пожертвование какого-то еврейского миллиардера.
– У меня такое впечатление, что я приехал в страну, которая живет на подаяние! – сказал я в сердцах Рае и Иосифу – замечательной паре пожилых польских евреев, которая по собственному почину взяла над нашей семьёй «шефство» в первый год пребывания в стране.
– Это не подаяние, – спокойно возразил мне Йося. – Тебе еще просто предстоит понять, что Израиль не начинается и не заканчивается своей географией. Всюду, где есть евреи – есть частичка Израиля.

А потом объяснил мне, что, в сущности, всё государство построено на пожертвования евреев со всего мира. И во многих еврейских домах в диаспоре ещё полвека назад стояла бело-голубая копилка для сбора пожертвований на покупку земли в Эрец-Исраэль.
– У нас дома до войны тоже была такая, и когда отец давал мне десять грошей на сладости, два-три из них я обязательно кидал в эту копилку, – рассказал мне Йоси. – На эти деньги, по сути, и была выкуплена земля, на которой мы построили государство. И знаешь, что? Когда я иду по улицам, я чувствую какое-то особое удовлетворение оттого, что во всё вокруг вложены и мои пара грошей.

Признаюсь, тогда, тридцать с лишним лет назад, я был ещё слишком советским человеком, чтобы понять эту логику. Мне, привыкшему к тому, что мое дело – работать, а дело государства – строить дворцы культуры, театры и больницы, была совершенно чужда идея, что само государство, вся система существует за счет моих налогов и отчислений. Не говоря уж о мысли, что выделение денег на общественные нужны – это заповедь.

Вспомнил я об этом, перечитывая библейский отрывок «Трума», который будут читать в синагогах в ближайшую субботу. И посвящён он строительству Мишкана – Переносного Храма, который евреи будут перемещать с места на место в течение всех сорока лет странствий по пустыне. И строительство это велось как раз на общественные деньги. «Скажи сынам Израиля, чтобы взяли они для Меня возвышающее приношение. От каждого человека, кого побудит сердце дать доброхотный дар, возьмите», – говорит Б-г, согласно библейскому тексту, Моисею.

И обратите внимание: речь идёт не о милостыне и не подаянии. Помощь бедным – это отдельная обязанность. А в данном случае речь сугубо о велении души – «кого побудит сердце». Хочешь давай, не хочешь – не давай. И само название отрывка «Трума» не случайно образовано от глагола «леромем» – «возвышаться». Давая часть своего состояния или имущества на то или иное доброе дело, хотя нас никто к этому не обязывает, действуя против разума, но по побуждению сердца, мы поднимаемся над самой своей животной природой, делаем важный шаг к тому, чтобы стать Человеком в подлинном смысле этого слова. И в этом – в раскрытии заложенного в нас духовного потенциала, – согласно еврейской философии, и заключается цель нашей жизни.

Однако большинство комментаторов Пятикнижия обращают внимание на другие слова этого отрывка: «чтобы взяли они для Меня». Разве не проще и логичнее было сформулировать «чтобы они дали Мне»? Да и вроде бы куда честнее.

Но в том-то и дело, что по своей природе человек устроен так, что не любит давать! В зачитанной мной в детстве до дыр книжке «Анекдоты Моллы Насреддина» есть замечательная история, как один мулла тонет в пруду. Вокруг собралась толпа, все кричат ему: «Дай нам руку!», но тонущий продолжает барахтаться, уже захлебывается, но никак не реагирует на эти крики. Тогда Молла Насреддин подходит к берегу и кричит: «Возьми мою руку!» – и тот моментально за неё хватается.
– Что вы хотите? Этот человек никогда никому ничего не давал. Он привык только брать. Поэтому и обращаться к нему надо соответствующим образом! – объясняет Насреддин собравшимся.

И этот анекдот, который вроде бы об алчности отдельных священнослужителей (да и только ли мусульманских?), он на самом деле обо всех нас. Ведь дрожать за своё – это как раз вполне в человеческой природе.

Таким образом, слова «чтобы взяли они для Меня» призваны установить на века одну еврейскую истину: когда ты что-то даёшь на нужды всего общества, ты, по сути, не даёшь, а берешь для себя и для своих детей. И в духовном смысле, и в простом физическом. Тот же Переносной Храм, а потом возведённый Иерусалимский Храм, деньги на который снова собирали, стали общенародным достоянием. Как и является им сейчас Государство Израиль.

Признаюсь, мне понадобилось немало времени, чтобы осознать и принять эту древнюю еврейскую истину: когда ты что-то даешь, ты на самом деле берешь это для себя. Это и в самом деле непросто. Но это необходимо, если ты хочешь стать Человеком.