На шестой волне

01.04.2022

К сожалению, эпидемия коронавируса продолжает шествовать по миру. В Израиле уже вовсю говорят о шестой волне коронавируса. И хотя у нас уже есть вакцина, и даже не одна, но самым действенным средством по борьбе с пандемией продолжают считать «обрыв цепочек заражения». Иными словами – карантин.

«Прописывалась» эта изоляция от общества врачами, разумеется, не сегодня и не вчера – таким путем с эпидемиями начали бороться еще в глубоком средневековье, «закрывая» целые кварталы, а затем и города, в которых обнаруживалась чума. Но если задаться вопросом, в каком из древнейших источников впервые появляется эта мера, то ответ будет однозначным: в библейской главе «Тазриа», которую будут читать в синагогах в эту субботу.

«Изолируют на семь дней человека, у которого обнаружили язву. А на седьмой день коэн его осмотрит – осталась ли язва, не распространилась ли по коже? И можем изолировать ещё на семь дней», – гласит текст Пятикнижия. И это пример, когда некое частное требование Торы было взято на вооружение в более общем случае и в итоге помогло сохранить здоровье и спасти жизни многих людей.

Произошло это благодаря двум великим медикам, жившим с разницей в столетие, но с равным трепетом относившимся к Торе – мусульманину Авиценне и еврею Рамбаму. Кстати, если бы европейские врачи более внимательно вчитывались в текст Пятикнижия, вникли в указанные там правила соблюдения гигиены и дезинфекции – по сути, уничтожения бактерий и вирусов, – то ввели бы их в обиход гораздо раньше, чем это произошло.

Примечательно, что требования эти распространялись не только на людей, но и на вещи: все вещи, которых касался больной, должны быть тщательно выстираны, а затем еще раз проверены на отсутствие каких-либо следов, говорящих о том, что вещь продолжает оставаться источником инфекции. Но если такие следы все еще есть – вещь сжигали. А теперь вспомните, как поступали в больницах с одеждой медперсонала и коронавирусных больных?

Пятикнижие, конечно, не пособие по медицине. Как и не учебник по диетологии или гражданскому праву. Но вместе с тем – и это подтверждено опытом многих тысячелетий! – примеров того, как указанные в Торе меры способствовали укреплению здоровья и спасению от смертельной опасности, хоть отбавляй! И это уже само по себе является свидетельством того, что Тора и ее установки не только не устарели со временем, как нас иногда пытаются уверить, но, скорее, наоборот – по мере своего взросления человечество дорастает до понимания всей мудрости этих установок и величия этой Книги.

Не исключено, что мы вообще только в начале этого пути и впереди нас еще ждет на нем немало удивительных открытий. Как стали для человечества всего век назад открытием те элементарные нормы, касающиеся особого периода у женщин, которые были очевидны евреям ещё три с половиной тысячелетия назад. А сейчас они во многом совпадают с предписаниями врачей.

Кстати, само содержание отрывка «Тазрия», по мнению всех комментаторов Пятикнижия, призвано напомнить нам о великой миссии женщины – вынашивать и приносить в мир новую жизнь. А Седьмой Любавичский ребе в одной из своих бесед подчеркивал, что в этом великом акте – сотворения нового человека – женщине, как ни крути, отводится куда большая роль, чем мужчине, а потому она отчасти ближе к Всевышнему, подобно которому творит новых людей.

Еврейский отец в этой миниатюре впервые появляется на сцене только на восьмой день – ведь именно на нём лежит заповедь об обрезании. И, кстати, повеление об этом снова повторяется на страницах отрывка «Тазриа». А о пользе обрезания с медицинской точки зрения тоже написано немало, причем отнюдь не только врачами-евреями. Но тут, так же как с кашрутом и со всем остальным, искать рациональное объяснение весьма увлекательное занятие, вот только любым, даже самым убедительным таким объяснением смысл этих законов никогда не исчерпывается. И, похоже, по мере взросления человечества и его все более глубокого проникновения в величайшие тайны природы мы начинаем лишь яснее это осознавать.