Еврейская косточка

15.07.2022

Кто, когда и зачем сформировал основные архетипы антисемитизма, разбирался наш исторический корреспондент.

Мы привыкли объяснять антисемитизм завистью, малообразованностью, отсутствием интеллигентности. И великим людям эти качества вроде бы не должны быть свойственны: ведь гений и злодейство – две вещи несовместные, как нам кажется. Но, во-первых, они ой как часто совмещались в одной и той же личности. А во-вторых, поверьте моему опыту старого еврея: мне доводилось видеть среди антисемитов очень талантливых, необычайно образованных и вполне интеллигентных людей. Вот только стоило завести речь о евреях – их сразу же начинало «клинить».

В центре библейского отрывка «Балак», который будут читать в синагогах в ближайшую субботу, как раз находятся двое выдающихся для своего времени людей – моавский царь Балак и жрец Билам. Они же величайшие антисемиты древности. Даже более того – они заложили архетипы антисемитизма, и по их пути шли и продолжают идти все поколения ненавистников еврейского народа.

«Когда увидел царь Балак всё, что сделал Израиль эмореям, то испугался Моав этого народа, ибо он был силен» – такими словами начинается этот отрывок, но примечательно, что имя Балака встречается в Пятикнижии далеко не в первый раз. И только из этого отрывка мы узнаём, что он, оказывается, был царём Моава. Объяснение подсказывают комментаторы Священного текста: а он раньше царём и не был! Его избрание на царский трон как раз и пришлось на описываемые события. И Балак просто отлично использовал антисемитский аргумент в ходе своей «предвыборной кампании», напугав моавитян «еврейской угрозой»: «Сейчас эта сплоченная толпа объест всю нашу округу, как бык слизывает полевую траву». К точно таким же манипуляциям прибегали потом многие рвавшиеся к власти диктаторы, в том числе и широко известный австрийский художник средней руки.

И было уже не важно, что Моисей вместе с бредущими по пустыне евреями не собирается нападать на Моав, более того – считает моавитян братским народом. Ведь Балаком двигала в первую очередь ненависть к евреям, а она, как известно, зачастую затмевает все доводы разума. И это одна из характерных черт антисемитов, вновь и вновь плодящих мифы о «еврейском засилье» и «всемирном еврейском заговоре».

Жрец Билам, более известный в синодальном переводе как Валаам, уже не такой простой орешек. И пусть царь Балак и требует от него проклясть еврейский народ, этот жрец, служивший советником у фараона во времена Исхода евреев из Египта и видевший все те великие чудеса, которые сотворил ради них Б-г, откровенно побаивается. Но слишком уж существенное сулит ему царь – «дом, полный серебра и злата». И тогда Билам решается на настоящую авантюру: привлечь Б-га на свою сторону – ведь он же крупнейший жрец Востока! И только решив, что Б-г на его стороне, он решается проклясть евреев.

И это еще одна важная особенность антисемитов: многие из них искренне уверены, что их борьба с евреями угодна Всевышнему. Но если внимательно присмотреться, то ими, помимо иррациональной ненависти к нашему народу, почти всегда движет и жажда выгоды, которую они обычно тщательно скрывают.

Два эти фактора настолько ослепляют их, что они упорно отказываются видеть подаваемые им знаки Свыше: в творимом вами безумстве Б-г не может быть на вашей стороне! Поэтому Билам и не понимает строптивое поведение обычно такой послушной ослицы, которая отказывается вести его на церемонию проклятия. И бьёт её, пока Бог не «отверзает ее уста». Хотя, как жрец, должен был давно понять, что даже ослица не хочет туда идти. Но нет – не видел, не хотел видеть, потому что антисемитизм, повторим, это всегда затмение разума.

И даже встав на скале над станом Израиля и намереваясь его проклясть, Билам выбирает ту точку, с которой виден только «край народа», его малая часть. Это тоже очень характерный момент для всей последующей истории: в качестве доказательства своей правоты антисемиты часто используют «край» нашего народа – нескольких мерзавцев, которые действительно есть в любом народе, – и переносят их пороки на всех евреев.

И еще один совершенно замечательный момент: когда царь Балак осознал, что проклясть еврейский народ Биламу так и не удастся, то он сказал: «Если не можешь проклясть, так хоть не благословляй!» Иными словами, если не получается нанести ущерб евреям, то, по меньшей мере, ни в коем случае нельзя признавать их заслуги. Любой еврейский успех, любая похвала в их адрес, особенно та, с которой не поспоришь, для антисемита – как кость в горле. Дай Б-г, чтобы этих косточек было как можно больше!