Фараон со стажем

20.01.2023

Вот уже тридцать лет я работаю криминальным репортёром –знакомлю читателей с совершенными в стране преступлениями. Рассказываю, как они были раскрыты и что происходит в залах суда. И все эти годы никак не могу избавиться от вопроса «Почему?!».

Почему преступник не предвидел, что очень скоро будет разоблачен и схвачен – ведь это было очевидно любому здравомыслящему человеку? Почему он настолько уверовал в силу своего ума? Почему считал настолько глупыми полицейских? Почему он, несмотря на неотвратимость наказания, всё-таки пошёл на преступление и сломал себе жизнь? Ведь речь обычно идёт о вполне нормальных, а не о психически больных людях.

Впрочем, вглядываясь в историю стран и народов, мы видим, что столько же загадок таит в себе и поведение многих вождей и политических лидеров прошлого, в том числе и тех, которых принято считать великими. С тем лишь отличием, что их ошибки ломали жизнь не только им, но и миллионам. Последствия принятого политиком ошибочного решения стратегического характера могут быть поистине катастрофическими, и тому в истории мы тьму примеров слышим.

И тут выясняется, что важнейшим качеством любого лидера является умение признать ошибочность своих прежних решений и повернуть назад. Однако таких лидеров, если мы заглянем в учебники истории, на мировой политической сцене было немного. Точнее – единицы. Большинство же не только не пытались остановиться, но видя, что ситуация ухудшается, настаивали на продолжении избранной политической линии, всё больше усугубляя тем самым и своё личное положение, и будущее своего народа, обрекая его на страдания.

С этой точки зрения фараон из библейской главы «Ваэра», которую будут читать в синагогах в эту субботу, является, вне сомнения, архетипом подобного лидера. А его поведение – стереотипным для, увы, большинства политиков. И на страницах этой главы разворачивается ставший потом типичным сценарий развития событий.

Вроде Моисей открыто предупреждает фараона о негативных последствиях его ошибочного решения не выпускать евреев. Но предупреждения Моисея вызывают лишь насмешки как у самого фараона, так и у его приближенных. Ведь они стоят у руля крупнейшей сверхдержавы того времени и уверены, что полностью контролируют все происходящие у себя в стране и в мире процессы. И никто не может поколебать их уверенности.

Но вдруг этот мир, казавшийся ещё вчера таким прочным и незыблемым, начинает рушиться у них на глазах. Сначала вода в Ниле – источнике их жизни и благоденствия! – становится непригодной для питья. Но фараона это даже на минуту не заставляет задуматься. Затем случается нашествие насекомых и диких зверей. Но слуги фараона все ещё уверяют его и весь народ – а заодно и самих себя, – что ничего страшного не происходит. И фараон по-прежнему не даёт евреям уйти.

В довершение выпадает небывалый для Египта град, который вкупе с нашествием зверей и насекомых уничтожает весь урожай и губит домашний скот. Экономика сверхдержавы сверхстремительно приходит в упадок, здоровье и выживание её населения находится под угрозой, но фараон продолжает упорствовать.

Примечательно, что в известных библейских строках про «ожесточение сердца» фараона, которое мешало ему мыслить и действовать трезво, зашита любопытная лингвистическая игра. В одном случае используется глагол «вэ-ихазек», который буквально можно перевести как «укрепил», а в другом случае глагол «вэ-ихабед», то есть «утяжелил». Но он является производным от слова «ковед», то есть тяжесть, которое непосредственным образом связано и со словом «кавод» – «честь».

Само по себе понятие о чести и достоинстве прекрасно. Это действительно то, что нам стоит хранить смолоду. Но в момент, когда наше представление о собственной «чести» становится аномально гипертрофированным, словно увеличенная печень – кстати, на иврите этот орган называется «кавед», то есть происходит от того же слова, – когда в ослеплении души абстрактная «честь» вдруг объявляется самим смыслом национального существования, то в тот миг она превращается в самый непосильный и тяжелый груз, которым «невозможно поступиться» и который парализует мышление и действия вождя и сознание самой нации. Это подлинно тупиковая ситуация.

И даже в момент, когда ближайшее окружение фараона, а за ним и весь народ начинают эту тупиковость выбранного пути прозревать и даже взывать к властителю: «Дай этим людям уйти служить своему Б-гу! Разве ты не видишь, что Египет гибнет?!», сердце фараона, увы, уже слишком «тяжело», чтобы развернуться и поступиться. И каждая маленькая подвижка в нужном направлении, как мы будем видеть из дальнейших событий, даётся фараону с огромным трудом, а потому его страну ждут лишь новые беды – вплоть до той самой точки Х, в которой всё становится и ему очевидно, но исправить что-либо уже невозможно.