За смерть в ответе

27.01.2023

Почему немецкие дети расплатились за преступления отцов-фашистов? О справедливости воздаяния в Международный день памяти жертв Холокоста рассуждает наш колумнист.

У меня довольно широкий круг знакомых, и в их число входит один реформистский «раввин». Практически по любым политическим и религиозным вопросам мы являемся непримиримыми оппонентами, но как только разговор заходит о книгах – мгновенно превращаемся в единомышленников.

При этом любим зайти в один и тот же букинистический магазин и можем проболтать час без перерыва – пока не коснемся какой-нибудь «острой» темы, которая закончится обоюдными колкостями. Один из наших разговоров происходил во время очередной операции израильской армии в секторе Газа. В тот день в результате ошибочного выстрела нашего танкиста погибло трое арабских детей.

Было это накануне субботы, в которую читается библейская глава «Бо», повествующая о последних и самых страшных казнях, обрушившихся на Египет. И зная, что этот мой знакомый руководит небольшой общиной и читает там проповеди по субботам, я спросил его, как он собирается толковать главу «Бо» – просто было любопытно, как её трактуют в реформистской синагоге.
– Очень тяжелая глава, – честно признался он. – Каждый раз, когда я дохожу до рассказа о казни первенцев, у меня сжимается сердце. В чём, в конце концов, провинились простые египтяне? И при чём тут маленькие дети?! Они-то в чём виноваты?! Так и хочется предъявить Всевышнему обвинения в необоснованной жестокости и несправедливости.

Он, конечно, имел в виду этот фрагмент: «И поразил Всевышний всякого первенца в земле египетской – от первенца фараона, который сидел на своем троне, до первенца пленника в тюремной яме. И поднялся великий вопль по всему Египту, ибо не было дома, где не было бы мертвеца». От чтения его действительно мурашки пробегают по коже.
– Но потом я вспоминаю, – продолжил рассказывать мой знакомый, – как фараон приказал убивать всех новорожденных еврейских мальчиков. И думаю, а сколько младенцев было утоплено в Ниле с молчаливого одобрения египтян? И в моей памяти всплывает семейный альбом моей бабушки, из которого с большинства фотографий на меня смотрят убитые немцами родственники. Половина из них были ещё совсем детьми. При этом я понимаю, что и немцы в результате войны наверняка тоже потеряли немало детей, но этот факт почему-то не вызывает во мне скорби. И знаешь, я начинаю думать, что эту страшную Высшую Справедливость нам, воспитанным на гуманистических ценностях, не дано понять на рациональном уровне, но на каком-то интуитивном уровне человек её чувствует. И внутренне не только принимает, но и одобряет.

Потом он помолчал и добавил:
– Но это не значит, что Творец радуется, верша такую Высшую Справедливость. Помнишь мидраш о том, как ангелы присоединились к ликованию евреев после того, как армия фараона потонула в сомкнувшихся водах Красного моря? И Всевышний, согласно мидрашу, их укорил: «Как вы смеете ликовать, когда гибнут мои дети?!» То есть радость евреев понятна – гибель египтян избавила их от возвращения в рабство. Но как наблюдающие со стороны могут радоваться гибели людей? Этот мидраш – подлинный урок толерантности и гуманизма.

Прошло немало лет, а я до сих пор вспоминаю этот разговор накануне субботы, в которую читается глава «Бо». При всех наших разногласиях с приятелем должен признать, что он, видимо, был прав, утверждая, что казнь первенцев была осуществлена по принципу «мера за меру» – в наказание тех египтян, которые вслух или в душе одобряли политику фараона по уничтожению еврейского народа, не думая, что за это рано или поздно придется платить. И пусть в какой-то степени своим рождением как уникального народа евреи обязаны именно египтянам – для этого нам было необходимо пройти через горнило страданий. Но это, разумеется, не оправдывает и не снимает ответственности ни с фараона, ни с египтян и ни с Египта.

За жизнь мне многажды приходилось встречать прекраснодушных людей, которые возмущались жестокостью или даже, как они говорили, «варварским» характером некоторых страниц Пятикнижия. Встречал я и тех, кто пытался им объяснить: мол, надо помнить, что речь идет о событиях глубокой древности, когда и нравы, и понятия были совсем другими.

Но помню я и главный урок, который извлёк мой двоюродный дед, пройдя Великую Отечественную войну. «Я убедился, что человек со временем не изменился. Внутри каждого из нас живёт первобытный зверь. Просто оружие становится все более смертоносным. А культура и образование – это всё шелуха, которая очень легко слетает!» – сказал он как-то.

И глядя на происходящие сегодня в мире процессы, я прихожу к тому же выводу: жесток не Творец – жестокими становятся люди, решившие преступить Его законы. Всё случившееся вслед за этим им самим будет казаться чудовищной несправедливостью по отношению к ним. Хотя это на самом деле будет лишь торжеством Высшей Справедливости.

{* *}