'ТОТ, КТО ВЛОЖИЛ СЛОВА В УСТА ГОЛЕМА'

10.05.2001

Иhуда Лива бен Бецалель

Маhарал из Праги

1520-1609


На этот раз в фокусе нашего внимания потенциальный Мошиах своего времени… — И его имя — рабби Иhуда Лива бен Бецалель, которого в традиционных еврейских источниках называют еще Маhарал. Впечатление, которое он произвел на евреев всего мира за 89 лет своей интереснейшей и до краев наполненной жизни, было столь велико, что о нем узнали даже те, кто никогда не был в Восточной Европе, в Чехии, Австро-Венгрии и Германии. Его имя и его дела обросли легендами так же, как днище большого океанского корабля — ракушками. Даже спустя много лет писатель Густав Майринк, в руки которого попала одна из поздних версий истории о рабби Лива (или Лёве), сделал из нее роман, ставший бестселлером мировой литературы, едва ли не "культовой" (термин современной постмодернистской культуры) книгой — ей до сих пор зачитываются....

И для многих именно "голем" Майринка — со всеми вычетами и поправками на стиль европейской беллетристики нового времени — стал, однако же, особой "ниточкой" — пусть тонкой и неверной, но ниточкой, тянущейся от слухов, домыслов, доморощенной мистики — к истинным ценностям еврейского духа и мысли. Сама идея о том, что труд ученого и мыслителя может выйти из под его контроля, что созданный раввином из праги "искусственный человек" вместо того, чтобы помогать по хозяйству, может начать жить своей — и совершенно непредсказуемой жизнью — лишь романтический "флер", та словесная обертка, за которой действительно думающий и интересующийся читатель сможет — благодаря и нашей серии историй и размышлений об эпохе Мошиаха — разглядеть главное. Чем именно была до краев наполнена жизнь человека, на которого евреи возложили в свое время и надежды, и ответственность, и груз доверия, какой мало кому доставался даже из первостатейных еврейских мыслителей? — И как он распорядился тем, что было ему дано постичь и продвинуть в умы своих современников, сделать частью их мышления, веры, ожиданий?.. что именно было на уме у человека, создавшего голема — чем он жил, дышал, к чему стремился? давайте об этом узнаем и мы.

Письмо Маhаралу, написанное его учеником, рабби Исроэлем, можно встретить во втором томе труда Маhараля Нетивот Олам, в разделе "Нетив hа-лашон" оно приводится на странице 83. "Ангел б-жий среди нас, да снизойдет он на землю, да окажет нам честь, наш Праведный Мошиах, Царь пред нами… великий Гаон, рабби Иhуда Лива, да живет наш господин вечно".

Куда бы ни попали евреи, нам с вами следует знать, что та часть жизни человека, которая больше всего на виду, и есть наиболее личная. Такой человек создал Голема — то есть практически… новую жизнь! Это был человек, чья каббалистическая сила могла подчинить даже Ангела Смерти.

Великий педагог, святой человек, проникновенный философ, знаток Каббалы, математик … Иhуда Лива бен Бецалель известен нам как Маhарал из Праги, царский поверенный, преемник знаменитых ученых-раввинов, происходивший из колена Царя Давида.

С самого начала, или нет, даже еще до рождения он защищал евреев. Вот почему, когда он родился, его назвали Иhуда Лива [Лоев, Лоеви], Лев, ибо он был как лев, охраняющий свой народ".

Вот как это было. Раввин Бецалель и его жена (которая была беременна) проводили Песахальный Седер. Как известно, в средние века евреи были вынуждены жить в гетто, окруженном стенами и носить желтые повязки на рукавах. Они были запуганы жестокими указами и угрозами погромов, а потому были разобщены. Христиане преследовали евреев, нередко обвиняли их в том, что они используют кровь христиан, чтобы приготовить мацу для Песаха.

Какая чудовищная ложь! Они даже не потрудились заглянуть в Танах или в Талмуд, прежде чем говорить такое. А ведь в этих книгах ясно сказано, что евреи считают кровь нечистой — и она категорически запрещена к употреблению в пищу в любом виде. Евреи избегают крови больше, чем нарушения большинства других запретов. Ибо Тора учит, что употребление даже крови животных — отвратительный акт.

И, тем не менее, ни один праздник Песах в Австрии или в Венгрии не проходил спокойно — обязательно "добровольные помощники погромщиков" или "стукачи" находили тело убитого христианского младенца, которого подбрасывали богатому еврею и обвиняли его в убийстве ребенка ради использования крови в ритуальных целях.

То же самое случилось и в Вормсе. В ночь Песаха, в ту ночь, когда много лет назад евреи оставили Египет, был тайно приготовлен "жертвенный ягненок", чтобы обвинить отца Маhарала, рабби Бецалеля.

Там, в доме раввина люди уже готовились встретить Седер, как вдруг у его жены начались схватки. Женщины вскочили со своих мест и бросились к реббецн. Некоторые мужчины сообразили, что нужно делать — и побежали за повитухой.

Как раз в это время этот изверг с мертвым младенцем в мешке был рядом с домом раввина. Вдруг он увидел, что прямо на него бегут несколько мужчин. Он страшно перепугался, так как подумал, что они хотели схватить его. Поэтому он побежал обратно к христианскому кварталу.

Увидев человека с мешком на спине и людей, бегущих за ним, часовые решили, что это вор. Не особенно разбираясь, они решили, что лучше сначала сделать, а потом думать, поэтому они поймали бегущего, развязали мешок и нашли труп младенца. Пойманный тут же с перепугу сознался в своем злом умысле. Согласно историческим записям этих событий в хрониках, весь город вскоре узнал о чудесном спасении всего еврейского гетто от кровавого навета. Рабби Бецалель предсказал, что его новорожденный сын избавит евреев от обвинений в кровавых ритуалах. И он назвал сына Иуда Лива, ибо сказано в Торе: ""Иhуда — детеныш льва; из жертвы….." (Берешит 49:9).

Так, в 1520 году в Вормсе (Юго-восточная Германия) родился Маhарал, и эту ночь евреи никогда не забудут — и Вы теперь знаете, почему.

Также нам с вами следует знать, что Маhарал сказал однажды: "Поскольку человек несовершенен, он все время стремится к совершенству… И в этом его совершенство". Парадокс, достойный мыслителя с большой буквы — и новый уровень понимания узловых еврейских проблем, начиная с вопросов мироздания и миропорядка.

Таким был этот святой человек. Он 22 года был верен своей невесте по имени Перл, с которой он был обручён в 10-и летнем возрасте, и история их отношений интереснее многих современных историй, которые читатели массовой литературной продукции называют "романами со счастливым концом". Ну, а в 1533 году он стал главным раввином Моравии, и жил в городе Никольсбурге (по-чешски этот город также называется Микулов), а позже переехал в Прагу. Там он возглавил ешиву, организовал группы по изучению Мишны, которой он уделял очень много внимания, а также доработал законы о Хевра Каддиша (погребальном братстве), основанном в 1564 году.

Где бы он ни появлялся, всюду он вводил широкие реформы в организации общества и в сфере еврейского образования. Неплохой закон, который никто не отменял, а сформулировал именно он, гласит: "Каждое собрание евреев, где есть тридцать человек, должно подготовить шесть студентов, желающих изучать Талмуд, и шесть учеников".

Но мы называем Маhарала великим еще и потому, что, живя в мире духовности, он не забывал о повседневной жизни, и сделал Мишну основой еврейского образования, и вся его жизнь стала новым пониманием Агады (притч и рассказов приведённых в Талмуде). Трудно перечислить, сколько изданий книг было выпущено под его редакцией, сколько им было написано комментариев к Каббале, сколько он провел встреч и семинаров, которые развивают еврейскую мысль.

Маhарал основывал свои взгляды на каббалистических концепциях, но при этом его работы написаны удивительно простым и понятным языком, чтобы они были доступны каждому еврею. Вот почему многие идеи Маhарала нашли своё отражение в учении Хасидизма — он сделал идеи Каббалы общедоступной и популярной.

Одной из основных его философских мыслей заключалась в том, что Тора связывает Вс-вышнего и мир. Что же касается прихода Мошиаха, то он говорил, что "основной функцией, основным делом Мошиаха будет осуществление связи и совершенствование всего, чтобы мир был поистине единым".

Так когда же он придет? "Мир должен прожить шесть тысяч лет: две тысячи лет скорби, две тысячи лет с Торой, и еще две тысячи лет будут "дни Машиаха", поэтому даже если евреи заслуживали пришествие Мошиаха, Он не мог прийти. Но теперь, когда, наконец, начались две тысячи лет Мошиаха, все зависит от нас: если мы заслужим, то Геула [спасение] придет немедленно, но если мы так и не станем достойны его, оно наступит само по истечении срока" (Нецах Исраэль, гл. 27).

Он также говорил, что изгнание в духовном ракурсе — "неправильное понимание б-жественного хода событий", и особенно подчеркивал, что "возвращение всех евреев в их исконную землю — необходимое условие спасение всего человечества".