ТОТ, КОГО ЖДУТ — И ТОТ, КОГО НЕПРЕМЕННО ДОЖДУТСЯ!

21.06.2001





Мы заканчиваем цикл историй о людях разных времен и эпох, вероятных кандидатов стать в своём поколении Мошиахом. Завершаем же мы его, рассказом о человеке, о котором в ХХ веке больше всех говорили (и продолжают говорить в веке двадцать первом!) — что он наиболее вероятный Мошиах современности. Для одних это настолько очевидно, что не требует никаких слов, для других это предмет ученого спора, для третьих — особого рода "еврейский детектив" (а что будет дальше???) — и все же духовный лидер современного еврейства, Любавический Ребе, рабби Менахем Мендл Шнеерсон — Седьмой и последний из знаменитой династии, основанной еще Алтер Ребе (1745-1812) — остается таковым и после Третьего Таммуза (12 июня) в 1994 году, когда мы перестали видеть Ребе. Давайте все же подойдем к теме неформально — не будем излагать биографию Ребе так, как это делают в справочниках и мемуарах, а просто, как рассказ очевидцев...

Вот вы лично слышали о Любавическом Ребе? Сталкивались ли вы с содержанием его идей, с результатами влияния его личности?

Не торопитесь с ответом "нет", потому что это будет не верно.

Не верно, по крайней мере, потому, что в интернете вы наверняка постоянно сталкиваетесь со словами ХаБаД, Любавичи, Мошиах. Как и любой думающий человек, вы наверняка сформировали своё отношение ко всем этим понятиям. Вне зависимости оттого, что вы думаете об этом — это результат деятельности Любавичского Ребе, который не даёт нам оставаться пассивным и безучастным к своей собственной судьбе, к своему собственному народу и судьбам всех людей мира.

К примеру, ещё в самом зарождении мировой паутины — Интернета, когда пользователями сети были в основном технари и узкие специалисты среди первых информационных ласточек появился проект — Сhabad-Lubavitch in syberspaсe, переросший к настоящему времени в сотни разнообразных сайтов, посвящённых нашей традиции, незыблемым еврейским ценностям. В дальнейшем этому примеру последовали многие и многие, которые вначале видели Интернет запретной, аморальной зоной. Теперь благодаря Интернету можно в считанные минуты найти любую цитату из Торы и Талмуда, можно прослушать и даже увидеть лекции известных учителей и раввинов.

Это был не случайный процесс.

Таков был путь Ребе. Вот как он, например, рассуждал о таком тривиальном понятии, как труд. Труд есть продуктивность, а продуктивность — сотрудничество человека с Создателем, а сотрудничество человека с Создателем есть главный смысл человеческой жизни. Разумеется, эта истина была высказана тысячи лет назад в книге Притч Соломона — Мишлей: "Человек создан, чтобы трудиться".

Но такое определение всегда повергало нас в уныние, в руках Ребе оно стало ключом к пониманию того, что заставляет нас действовать и достигать значительных результатов в наших ежедневных трудах.

То же самое Ребе делал и с такими понятиями как "женитьба", "любовь", "дождь", "ракеты". Он мог взять явление природы или культуры, каждодневное действие, к тому времени, когда он заканчивал анализировать и применял это к реальности, это было уже совершенно другим. Нет, — вещь оставалась все той же, что и была раньше, но в ясном свете внутреннего понимания становилась очевидной ее суть, и мы видели, как мало, как скудно мы видели и понимали ранее.

Любавичский Ребе Менахем Мендл Шнеерсон, очень широкая и многогранная личность современности. Ребе совместил в себе столько функций и понятий, что любой человек близко с ним знакомый не мог найти этому феномену никакого другого адекватного определения, только как Мошиах. Посудите сами. Ребе прямой потомок по мужской линии Маhараля из Праги, который, как известно происходил из рода царя Давида. Величайший мудрец и знаток, как открытой, так и скрытой (мистической) частей Торы. Ребе имел также всестороннее светской образование, ещё до второй мировой войны он закончил Сорбонну и Берлинский университеты. Ребе был седьмым Ребе в хасидской династии Любавичских рабеим. Не случайно в своём первом выступлении в 1951 году, Ребе затронул тему седьмого поколения. Моше рабейну (Моисей) был седьмым поколением от праотца Авраама, и поэтому на его долю выпало получить Тору — привнести открытие Б-жественности в нашем материальном мире.

Существует известное и часто цитируемое письмо основателя движения хасидизма Баал-Шем-Това в котором он пишет, о том, что его душа удостоилась подняться перед троном Мошиаха (Мессии), и он спросил Мошиаха: "Когда же придёт господин?", "Когда источники твоего учения распространяться наружу" — последовал ответ. Благодаря огромной организаторской и просветительской деятельности Ребе идеи и зачастую глубокие размышления из учения хасидизма стали всеобще доступным. Мы даже не замечаем, как многие понятия хасидизма превратились нормой нашей жизни. Например, идея о том, что в мире нет изначально плохих, ненужных вещей (Творец нечего не создаёт впустую), поэтому всегда надо учится, как правильно все вещи использовать для добра. Вам знакома эта идея?

Мы не станем расписывать вам все стороны деятельности Ребе, поскольку это отдельная огромная тема о которой в частности вы сможете прочесть в других материалах на нашем сайте . Мы остановимся лишь на одном, наверное, самом важном вопросе, на основании чего его последователи и не только, считают Ребе Мошиахом в нашем поколении — это личная связь и личное влияние Ребе на тысячи и тысячи людей.

Как известно, Ребе не был ограничен силой влияния только на своих последователей. Ребе состоял в переписке и встречался со многими политическими деятелями мира. Так, к примеру, к Ребе приходили выразить своё почтение, а иногда и за советом, такие высокопоставленные лица, как сенаторы и конгрессмены США, Мэр города Нью-Йорка, глава полиции Нью-Йорка и другие государственные чиновники.

В день 80-летия Ребе в 1982 президент Рональд Рейган подписал декларацию, принятую Сенатом и Конгрессом США объявить день рождения Ребе "Днём национального просвещения" за заслуги в области воспитания. С тех пор это день стали отмечать ежегодно. Среди почитателей Ребе или по крайней мере людей отдающих дань его мудрости и авторитету было не мало Израильских лидеров и политиков. Так, Ребе состоял переписке с первым премьер министром Израиля Бен Гурионом . Менахем Бегин, Рабин, Натанияху, Ариель Шарон , Моше Кацав и др. ни раз посещали Ребе в его резиденции в Нью-Йорке, те вопросы, которые они обсуждали тогда и по сей день остаются актуальными.

Кроме этого Ребе естественно находился в тесной связи практически со всеми известными раввинами, мудрецами Торы. Так в 1991 году хасидим Ребе обратились ко многим известным и влиятельным раввинам, чтобы они подписали раввинский документ, подтверждающий, что Ребе потенциальный Мошиах в нашем поколении, который подписали сотни известных раввинов лидеров многих ортодоксальных течений.

Даже идеологические оппоненты Ребе, относились к нему с особым пиететом. Так, один весьма известный консервативный раввин Герберт Вайнер после встречи с Ребе во многом изменил свою позицию по отношению к ортодоксальному иудаизму.

Но, наверное, самое главное в этом списке это отношение и тесная связь с обычными евреями — соблюдающими и не соблюдающими традиций, интеллектуалов и простых, сефардов и ашкеназов. Ребе был открыт для всех. Любой человек мог написать письмо Ребе по любому вопросу и как правило получал ответ. По воскресеньям любой человек мог подойти к Ребе, который стоял, около своего кабинета и раздавал долларовые купюры на цдоку и благословения. Многие пользовались этим, чтобы задать Ребе личный вопрос, попросить благословение. Со всеми Ребе находил "точки соприкосновения" и, что самое интересное общался с каждым на его языке. По крайней мере, известно, что Ребе владел не менее восьмью языками.

Несмотря на свою известность и занятость Ребе оставался прост в общении. Вот, к примеру, отрывок из воспоминаний одной женщины, которая была соседкой Ребе:

"Сначала я знала Ребе как Мистера, а потом, когда я узнала, что Мистер — не его настоящее имя (я так думала, когда мне было 5 лет), я спросила, как его зовут. Но я не могла понять, какое имя он мне сказал — вероятно, он говорил, что его зовут Шнеерсон — и тогда он сказал, что у нас с ним одинаковые имена (её имя Нехама происходит от того же корня, что и Менахем), и что я могу называть его Менахем. Это я поняла сразу, и он сказал мне, чтобы я называла его мистер Менахем. Так я и делала. И так продолжалось до 1950 года, когда я увидела его портрет, и поняла, что мой горячо любимый мистер Менахем был также Ребе. Я все время молилась за Ребе, или так мне казалось, но я не знала, что я молилась также и за одного из самых дорогих друзей...

Мистер Менахем всегда спрашивал меня, какие книги я читаю. Когда мне было семь лет — кажется, это была весна 1948 года, в библиотеке Шенектади я нашла книгу научной фантастики. Книга понравилась мне. Я сбивчиво поделилась с ним своими впечатлениями по поводу авторов — Роберта Хейнлейна и Айзика Азимова. Он заинтересовался подходом, сутью которого было обучение детей науке через чтение занимательных романов. Я всегда советовала ему почитать их, говорила, что ему понравится. А он всегда говорил мне, что читает только еврейские книги. И вот однажды — год спустя или более, я рассказала ему о книге Азимова "Основание", если вы не читали серию рассказов Азимова "Основание", скажу вам, что там рассказывается о человека, занимавшемся психо-историей по имени Гари Селдон. Задача психо-истории и Основания — сделать Вселенную совершенной. Это я и рассказала ему.

Итак, через некоторое время мистер Менахем сказал мне, что он прочитал книгу, которая так поразила меня, и сказал мне, чтобы я внимательнее читала Азимова, а не Хейнлина. [И он был прав.] Потом он рассказал, что написал Азимову письмо и от него получил ответ. Я была поражена, что Азимов счел нужным ответить [Надо сказать, что я толком не знала, с кем я говорю]. Он переписывался с Азимовым, и я была уверена, что это даже солидней, чем писать Джеки Робинсону, и, кажется, я ему сказала об этом. Он говорил о Хабаде и о посланниках — шлихим. Может, и о чем-то еще, чего я еще не знаю. Кто знает? Нехама Коэн"


В одной из бесед Ребе процитировал изречение из Талмуда: "Сон есть одна шестидесятая смерти". "Что ж, — сказал Ребе, — если сон это форма смерти, тогда смерть это форма сна. Сон — это не конец, и даже не прерывание жизни — это передышка, во время которой тело и душа восстанавливают силы, чтобы вновь бороться с трудностями нового дня. Также и смерть. Смерть, по словам Ребе — "нисхождение, чтобы возродиться", это падение стрелы жизни, чтобы потом дух пустоты вновь пустил ее с удвоенной силой". Как? Когда? Зачем? На эти вопросы так и нет ответов, но мы знаем, что мы должны делать, и мы это делаем. И вы можете сами убедиться, — если вы живете на планете Земля, то вы можете добраться до одного из центров Хабад Любавич. Ребе дал нам много прекрасных уроков.

А вот ещё история, которая произошла уже после того, как Ребе покинул "рамки материального мира". В Эрец Исраэль живет одна семья, в которой был ребенок, который в восемнадцать месяцев не мог стоять на ногах; доктора сказали, что он никогда не сможет ни стоять, ни ходить из-за врожденной травмы мышц. Кузен в этой семье отправлялся в "770", и отец ребенка попросил его, чтобы, когда он придет на оhел (место покоя) Ребе, попросить благословения — броху, чтобы ребенок мог ходить. Кузен, конечно, обещал сделать это.

Он взял с собой еврейские имена мальчика и его матери, и когда был на оhеле среди всего прочего, попросил благословения для ребенка. Через месяц он вернулся в Эрец Исраэль, и рассказал своему кузену, что он выполнил просьбу.

Отец ребёнка так посмотрел на него, будто ему было больно. Он никак не ожидал такого от отца ребенка.

"Что, что я сказал такого, что ты так поразился?" — спросил он. Тогда отец, увидев, что он обидел кузена, обнял его и сказал: "Все получилось".

"Что?", — спросил недоумевающий кузен.

"Ты знаешь, что ты сделал? Несколько дней назад я вошел в спальню Ици, и что бы ты думал?"

"Что?", — спросил кузен, также пораженный как отец ребенка.

"Он стоял, стоял на своей детской кроватке. Мой сын. И держался за перильца кроватки. Я сразу позвал Ривку. Мы думали. Что кто-то поставил Ици на ноги. Поэтому мы положили его обратно на кровать. И вдруг прямо на наших глазах Ици схватился ручкой за перила и поднялся на ноги сам. Это действительно так, с того момента как Ребе благословил его, он начал подниматься самостоятельно".

Смысл этих историй очень прост: "Надо верить!". Эти слова сказал знаменитый бейсбольный подающий Таг МакГрау, когда его команда Нью-Йорк Метс выиграла во второй раз в мировом чемпионате в матчах с неравными противниками. Эти слова можно было бы применить ко многим Любавическим хасидам по всему миру, которые верят в Ребе, верят, что он находится в нашем мире, на новой высоте, вне ограничений тела, и делает не только все от него зависящее, чтобы свершилось пророчество и скорее пришел Мошиах, но верят, что он и есть Мошиах, который принесет всеобщее Спасение.

Конечно, в глазах многих таких евреев Ребе совсем не умер — он жив.

В начале 1995 года раввин Реувен Блау в одном из многочисленных фарбренгес, в Краун Хейтс, в знаменитом Любавическом центре, что в Нью-Йорке, сказал следующее: "Это очень частое заблуждение. Загляните в Рамбам [Маймонид] и прочтите эти слова внимательно. Тогда вам станет ясно, что в Рамбам говорится не совсем так.

В "hильхот Мелахим", 11:4 [кодексе Мишне Тора РАМБАМА, единственный кодекс еврейского закона, поясняющий правила как относится к подлинности Мошиаха, и к эре Мошиаха], и Рамбам пишет, что если предполагаемый Мошиах будет убит, умрет насильственной смертью — то вот тогда нам станет известно, что он — не истинный Спаситель; однако Рамбам ничего не говорит о тех случаях, когда этот человек умирает своей смертью. Убит или умер? В чем разница? — спросите вы.

Попробуйте рассудить так. Что случится, если Мошиах в самом разгаре процесса принесения всеобщего спасения вдруг решит задремать на минутку, а то и на несколько часов? Станете ли вы думать, что если Мошиах уснул ненадолго, это каким-то образом умаляет его значение? Разумеется, нет. Ведь всего через несколько мгновений он проснется снова, и снова преступит к делам всеобщего Спасения.

Как и все традиционные евреи, мы верим в Техият Хамейтим, так называемое, Воскрешение Мертвых. Хотя кто-то уходит от нас, Вс-вышний, несомненно, обладает властью воскресить его в долю секунды, и многие наши мудрецы говорят, что именно так и будет с Мошиахом: он взойдет на небеса, а затем вернется.

Однако если он убит (как Маймонид говорит, например, о Бар Кохбе, который был убит на войне), становится ясно, что враги Вс-вышнего победили его. Важное отличие настоящего Мошиаха в том, что ни один из врагов Вс-вышнего не может его сокрушить, даже на некоторое время одержать над ним верх, согласно понятию о Мошиахе, как оно дается в Рамбам. Он говорит это вполне однозначно: Мошиах будет вести войну Вс-вышнего, и победит. Если его убьют в битве, он не сможет вести войну Вс-вышнего. Однако, если он умер, это то же самое, как если цадик вздремнет ненадолго, и Мошиах будет воскрешен, как говорят наши мудрецы".

Мы прошли долгий путь. На самом деле, только в последние годы Ребе объяснил смысл учения о Мошиахе. И перевел эту концепцию от мистической абстракции, которая сходит с неба на белой ослице в материальную реальность, которая вот-вот появится, и коснется каждого человека на личностном уровне.

Это было целью Ребе, и это отражалось во всем, что он делал, в каждом его действии, в каждой общине, которую он основывал: мир, в котором не будет ни ненависти, ни жадности, мир, в котором не будет ни страданий, ни горя, и мир этот будет наполнен мудростью и добром Вс-вышнего. И не менее того.

Идея всеобщего спасения, которую провозгласит всемирный лидер, которого называют Мошиах, является основой еврейской веры. Евреи верят в то, что мир, созданный Вс-вышним обладает потенциалом полностью отразить в себе бесконечное благо и совершенство Творца.

Ребе часто цитировал рабби Моше Маймонида, который более 800 лет назад сказал: "Один поступок, одно слово, даже одна мысль может отодвинуть барьеры и принести спасение в мир".

Ребе объяснил это: поскольку в своей основе природа нашего мира совершенна и благостна, всякое наше благое дело — реально и имеет значение, а все плохое — всего лишь отрицательный фактор, пустота, которая исчезнет. Поэтому добро и зло часто сравнивают с тьмой и светом. Свету не нужно бороться и противостоять тьме, чтобы вытеснить ее — ибо, где есть свет, там нет тьмы. Поэтому даже тоненький луч света может озарить непроглядную тьму. Не важно, каким темным мир может быть или представляться нам, свет — единственное действие извне. Ребе видел это, и рассказал о своем видении. Если мы откроем глаза на реальность, мы принесем спасение в мир. Сегодня.

И большинство Любавичских хасидов продолжают подпевать, петь, кричать, хлопать в ладоши, танцевать, в такт словам, которые очень многое говорят:

"Иехи Адонейну Морейну Вэ-Раббейну Мелех hа-Мошиах Л'Олом Воэд" — "Да живет вечно, во веке веков наш Господин, учитель и Ребе, Король Мошиах!"