Греческий урок

10.12.2012

Армия греков славилась необычайной силой, но лишь в мире материального. Маккавеи шли в бой, вооружившись силой вечной связи евреев с Б-гом. Они излучали свет и силу Творца. Да, они разработали прекрасную тактику ведения боя и запаслись оружием, но главной их силой был дух Святого Храма.

Во всеоружии

Всевышний избрал колено Леви для служения Ему. Жизнь левитов была посвящена в первую очередь служению в святом Иерусалимском Храме, а также сохранению и передаче традиций народа Израиля. Когда представители других колен шли на войну, левиты продолжали свою духовную миссию. У представителей колена Леви не было своего земельного надела на территории Эрец Исраэль, они не получали имущества из трофеев, захваченных в многочисленных войнах. Обязанностью священников (коэнов), избранных из колена Леви, было зажигание храмовой меноры, Б-жественный свет которой освещал Иерусалим, землю Израиля и весь мир. Они сочиняли духовные песнопения, славили величие Творца и поддерживали силу духа всех евреев. Зная все законы жертвоприношений, они учили евреев одерживать победу над своим животным началом, перерождая его в горячую любовь к Создателю.

С учетом роли, отведенной колену Леви, следующая история выглядит особенно удивительной. Коэны из колена Леви, сыновья досточтимого первосвященника Матитьягу, единственным оружием которых были ножи для забоя жертвенных животных, взялись за мечи и копья. Воины духа самозабвенно боролись с солдатами сирийско-греческой империи, восседавшими на боевых слонах.

Более того, священники встали во главе небольшой армии, руководствуясь в первую очередь именно духовными мотивами. Защитники Храма готовились к стычкам с врагом при помощи постов и молитв. Воинам нужно оружие. Эти хранители традиций нанесли на свои щиты первые буквы цитаты из Торы, гласящей: «Кто подобен тебе в силе своей, Создатель!» Воинам нужен боевой клич — первосвященники сокрушали врагов при помощи слов, лучше всего звучащих в общественной молитве: «Слушай, Израиль, Господь — Б-г наш, Господь один!» Что сподвигло колено Леви на то, чтобы покинуть стены Храма и присоединиться к легиону опытных бойцов? И почему левиты, сражаясь с самой сильной армией той эпохи, придавали такое значение духовности?

Парадокс заключается в том, что все началось с греков. Пытаясь одержать победу над евреями, монархи греко-сирийской империи решились на шаг определенно духовного порядка, объявив вне закона еврейские традиции и обязав людей поклоняться идолам. Ключевым моментом их борьбы с евреями стал день, когда элитные войска греков начали штурм Храмовой горы и вошли в Святая Святых Храма. Когда элитные части греческого войска, взяв штурмом Храмовую гору, ворвались в святилище, их цель состояла не только в захвате драгоценных трофеев. Они намеренно осквернили все масло, использовавшееся для зажигания меноры, а затем вернулись в свой лагерь.

После этого древних греков уже нельзя обвинить в невежестве. Но о чем они думали? Почему они придавали такое значение маслу?

Эфирные масла

Еврейский закон гласит, что для зажигания меноры в Храме используется только чистейшее оливковое масло, полученное при первом холодном отжиме. Суть натурального продукта скрыта внутри; отжим продукта рождает эссенцию — эфирное масло. В случае с оливковым маслом раскрытие его сути заключено в высшем смысле света меноры. Точно так же суть еврейского народа скрыта внутри.

В основе духовного света евреев лежит безоговорочное преклонение перед Б-гом и бесконечное наслаждение этим преклонением. Да, евреи стремятся к изучению Торы и чтят заповедь о помощи ближнему, но в основе этих действий лежит глубокое желание и стремление души соединиться с ее Источником.

Компромисс духа

Правителей греко-сирийской империи волновали не столько еврейские традиции и законы, сколько полная, непоколебимая и необъяснимая покорность перед единым, невидимым и неделимым Б-гом. Еврейский народ получал удовольствие от жизни в этом мире, только будучи инструментом духовности, но никак не наслаждаясь материальными благами и не разделяя восторга остальных перед силой разума и красотой человека. В чем смысл физической красоты, если ее никто не видит? Неужели у талантливого ученого нет поводов для высокомерия? А могущественный владыка не может считать себя полубогом? Ни один представитель эллинистической культуры не мог спокойно воспринимать действительность, к которой он не мог бы примерить свое эго.

Враги ворвались в Святая Святых и осквернили священное масло. Ничто не должно было быть лишено человеческого духа. Ничто не должно остаться без ответа или без того, чтобы быть приспособленным к жизни в мире материального. Все должно быть постигнуто человеком и прочувствовано им.

Греки стремились возвести физические удовольствия в ранг первозданного ощущения счастья, с которым евреи служили Б-гу и преклонялись перед Ним. Греки стремились одержать победу над вечным народом, пытаясь подтолкнуть его к компромиссу с душой. Большинство евреев не устояло перед этим испытанием, приняв идеи эллинизма и отказавшись от вечных истин в пользу изменчивого рационализма и поклонения своему эго. Священному восторгу от связи с Б-гом эти евреи предпочли преходящие удовольствия материального мира, не оставляющие после себя ничего. Тьма смешалась со светом, и мрак поглотил их «меноры» — души.

Боевой клич души

Как бы то ни было, Всевышний не позволил бы Своему народу проиграть эту духовную битву. План врагов провалился благодаря семье священников Хасмонеев (Хашмонаим), которые не прервали связи с источником своих душ. Эти евреи, Маккавеи, в нашем понимании были подобны тому единственному неоскверненному кувшину с маслом среди остальных евреев, поддавшихся влиянию идей эллинизма.

Евреи, сражавшиеся под началом Маккавеев, не сделали своим лозунгом утверждение силы Творца: «Нет никого, подобного Б-гу». Нет, в основу их девиза легли слова, выражающие самое глубокое чаяние еврейской души, обуреваемой священным трепетом и восторгом: «Кто подобен Тебе, Всесильный?» Что сравнится с Тобой? Чего стоит этот мир без Тебя? Как кто-то может подумать о том, чтобы отказаться от близости к Тебе ради чего-то еще?

Греки осквернили оливковое масло евреев; они коснулись самой сути отношений евреев с Б-гом. Все произошедшее впоследствии можно назвать настоящим чудом. Звон мечей в руках первосвященников возгласил об их любви к Б-гу.

Утверждая единство Б-га чтением «Шма Исраэль» («Слушай, Израиль, Господь — Б-г наш, Господь один!»), они подчинились воле Творца и бросились в бой с солдатами сверхдержавы древнего мира.

Греческая армия славилась необычайной силой, но лишь в мире материального. Маккавеи шли в бой, вооружившись силой вечной связи евреев с Б-гом. Они излучали свет и силу Творца. Да, они разработали прекрасную тактику ведения боя и запаслись оружием, но главной их силой был дух Святого Храма, происходящий из самой глубины души и сразивший греков одним ударом.

Благодаря Маккавеям греки сделали еще одно важное открытие: они обнаружили, что евреи подчиняются воле Б-га не потому, что таков их осознанный выбор, а потому, что их природа олицетворена в нерушимой связи с Творцом. При отжиме из оливок выделяется масло; когда к еврею применяется сила, наступает черед «Шма Исраэль».

Этот свет не в силах погасить ни жрецы от философии, ни адепты телесных удовольствий. Пусть даже это будут 100 человек, кричащих «Шма Исраэль», перед лицом 10 тысяч вооруженных философов на боевых слонах.

Миссия Выполнима

Свет вновь зажженной очищенной меноры опять появился в Храме и осветил Иерусалим и весь мир, возрождая души евреев. Священники из колена Леви исполнили свою миссию, сохранив дух народа, — и, таким образом, спасли его жизнь. Спустя некоторое время греко-сирийское государство пало в лету, а менора сопровождала евреев в изгнании, где хранила дух народа молодым и полным сил.

Сегодня каждый из нас продолжает дело, начатое сыновьями Матитьягу. Каждый из нас несет в себе свет, олицетворяющий нашу духовную связь с Творцом. Все мы несем одну вечную идею. Мы рассеиваем тьму, сотворяя свет. Мы продолжаем работать во имя исполнения обещания, данного в древности и гласящего, что тьма исчезнет. Враги оставят свои замыслы и устремятся к свету, когда все народы воссоединятся и станут подобны меноре, свет которой говорит: «Кто подобен Тебе, Всесильный?!»

Яаков Палей