Права и обязанности

20.02.2002

?
№ 110
— Слушай, а как все это – целую кучу принципов, мистики, комментариев, идей – вообще совместить с каждодневной жизнью обычного человека, а не мудреца или каббалиста? Применяет кто-нибудь эти правила и законы на практике? Или они сами по себе, а жизнь – сама по себе… а?

На заметку эрудиту
«Если даже поэзия подчиняется определенным законам, то почему бы и закону не содержать в себе некоторой доли поэзии».
— Абрахам Иссак Кук (1865-1935), главный раввин Палестины

— Сами по себе идеи, как бы чудесно их произнесение ни ласкало наш слух, ничего не значат (так же, как сколько бы мы ни повторяли слово “сладость”, слаще во рту не станет – знакомая притча, да? Ну, так вот она в действии). Любая идея требует своего претворения в жизнь. Философия только тогда имеет отношение к еврейству и тогда только может называться иудаизмом, когда в ней исполнение заповедей сочетается с учением Торы. Именно от этого соединения (как в химической реакции) получается блестящая реакция – еврейская мудрость, творческая энергия и обязанности по выполнению инструкций Творца – его заповедей, или мицвот. Все вышеперечисленное фокусируется на работах, связанных с законами, и книгах, целью которых является не откровенность перед читателем, а помощь «человеку читающему» в том, о чем думать, что узнавать и наконец что делать. Еврейские мудрецы пришли к интересному заключению по поводу связи между мыслью и поступком. Оказывается, не столько поступок следует за мыслью, сколько мысль следует за поступком. По мнению медицинского психолога доктора Пола Пирсола (пришедшего в результате своих исследований к сходному выводу), «Поступок изменяет эмоции, т.е. если вы относитесь к кому-то с любовью, то вы ее почувствуете». Сначала важно контролировать свое поведение, в этом заключается так называемый первый этап, первая ступень на лестнице иудаизма. Именно поэтому особое внимание следует уделять нашим поступкам, а вера при подобном самовоспитании последует сама собой, автоматически.

?
№ 111
Опять мы пришли к тому, о чем уже говорили не раз и что в силу своей назойливости перестает быть интересным. Опять от нас требуется постоянный контроль за собой, за своим поведением, словами и мыслями. А как же «прайвет лайф», на которую каждый человек имеет право? Или в иудаизме прав нет — одни только обязанности?

Справочное бюро
Буквальный перевод слова галаха – прохождение (от слова «лалехет» — ходить). Еврейский смысл этого понятия – это закон, т.е. легальный путь, дорога для идущих.

В иудаизме в отличие от любого другого известного человечеству кодекса законов права и обязанности человека не стоят в отдельных разделах. Каждая заповедь, каждый закон это одновременно и право, и обязанность. Право — дарованное нам Творцом служить Ему. И обязанность — получать за наши действия должную награду или наказание. Поэтому точно так же как не в наших силах взять пару дней «за свой счет» от жизни, не может быть даже минуты без «прав и обязанностей». Другое дело, что «прайвет лайф» в иудаизме это часть наших обязанностей.

?
№ 112
И где же эти обязанности расписаны?

Кстати
У рукописи Яд hа-хказака, написанной Маймонидом, есть второе название: «Мишна Тора» (т.е. «вторая Тора»). Маймонид надеялся, что, прочитав «Б-жественную теорию» (Тору), люди, заинтересовавшись ее практическим воплощением, обратятся ко «второй Торе».

Маймонид, будучи великим философом и просто человеком, хорошо разбирающимся в жизни, понимал необходимость в любом предприятии так называемой «сильной руки». Перед тем как начать свое знаменитое «Руководство для сбитых с толку», он закончил известную работу по еврейскому закону с красноречивым названием «Яд hа-хказака» (т.е. сильная рука). Цель ее – показать, что только безукоснительное подчинение закону и выполнение всех мицвот делает нашу жизнь оправданной в глазах Вс-вышнего. Сила воли, самовоспитание, выдержка – то, что мы метафорично называем «сильная рука», и делает нас хорошими евреями. Убеждения и мысли тут ни при чем. «Яд hа-хказака» (сильная рука) — первая попытка Рамбама систематически расположить все еврейские законы, беспорядочно возникающие в талмудических текстах, чтобы привести их к удобной для ознакомления, чтения и осмысливания форме – hалахе (hалаха – свод еврейских законов для практического выполнения). До появления этой книги от еврея, желающего быть «в курсе» еврейской жизни, требовалось либо быть мудрецом самому, либо без конца беспокоить своими вопросами других мудрецов. Маймонид упростил эти так называемые «консультации по вопросам hалахи». Отныне каждый еврей, не вставая с того места, на котором его посетил не дающий спокойно жить вопрос, мог сам найти спасительный ответ, пролистав книгу. Поэтому мы с полной уверенностью можем сказать, что первая рукопись Рамбама (первая, до выхода «Руководства для сбитых с толку») была не меньшим руководством для «сбитых с толку», чем вторая, содержащая действительные «спасительные тезисы». Отличия были только в том, кого подразумевать под «людьми, сбитыми с толку». В первом случае это те, кто не знает как себя вести в определенных житейских ситуациях, а во втором – те, кто не видит выхода из своего мировоззренческого несоответствия внешнего и внутреннего миров, для заплутавших в вопросах веры.