День, когда мы стали евреями

26.02.2010

Что такое «еврей»? Откуда произошло это слово и что оно означает? Еврей (на иврите — йегуди) — производное от имени Иегуда, который был четвертым сыном Яакова; из этого следует, что, называя кого-то по имени, мы указываем на то, что этот человек является потомком определенного рода. Как известно, у Яакова было 12 сыновей, прародителей двенадцати колен Израилевых, которые и составляют наш народ. Почему же тогда всех нас называют одним словом — евреи?

Общепринятый ответ на этот вопрос таков: большая часть современных евреев являются потомками колен Иегуды и Биньямина, из которых состояло население Иудейского царства. Другие десять колен, образовавшие Израильское царство, были изгнаны, но куда — неизвестно. Тем не менее должно же быть более существенное объяснение, почему избранный народ вот уже две с половиной тысячи лет называют именно так.

Возможно, этот вопрос можно прояснить, проанализировав историю жизни первого человека, названного евреем. Впервые это слово упоминается в Книге Эстер, описывающей историю Пурима: «Один еврей был в Шушане, городе престольном; имя его Мордехай, сын Яира... из колена Биньяминова» (Мегилат Эстер, 2:5).

Все правильно: первый еврей был потомком колена Биньямина! Объективное изучение истории Пурима указывает на то, что всех встречающихся в ней неприятностей можно было с легкостью избежать. Все случившееся было следствием упрямого соблюдения Мордехаем определенных норм поведения, которые в то время были уже устаревшими и неуместными. Мордехай был раввином в годах, помнившим былые дни, когда — больше чем за полвека до описываемых событий — в Иерусалиме стоял Храм и законы Торы были превыше всего. В те времена его пренебрежительное отношение к Аману, возможно, было нормой. Но затем ситуация кардинально изменилась. Народ Израилев уже пребывал в изгнании. Как Мордехай осмелился поставить жизнь целого народа под угрозу уничтожения, высокомерно отозвавшись о могущественном приближенном царя? Очевидно, никто не предупредил мудреца о том, что умение приспосабливаться помогает выжить...

Но Мордехай думал иначе, и у его «глупого» поведения был прецедент. Задолго до этой истории могущественный правитель Египта хотел сделать Биньямина — прародителя Мордехая — своим рабом. Брат Биньямина, Иегуда, был категорически против этого. К чести и достоинству Иегуды, он полностью пренебрег придворными церемониями, в гневе приблизился к приближенному фараона — не зная, что это его родной брат Йосеф — и потребовал освободить Биньямина.

Иегуда олицетворяет собой еврейский народ в изгнании — народ, который должен вести себя максимально аккуратно и дипломатично: поддерживать хорошие отношения с соседями, соблюдать законы и порядки страны, в которой живет, и «молиться о мире во власти», но, в то же время, иметь смелость не отказываться от своих убеждений и храбро отстаивать право на защиту своих идеалов, чего бы это ни стоило. Вспоминаются слова Любавичского Ребе Шолома Дов-Бера: «В изгнании оказались лишь наши тела, но не души!»

«Еврей» Мордехай был хорошим учеником Иегуды, своего двоюродного прапрапрадеда. Он знал о том, что Тора запрещает поклоняться Аману (равно как и изображению идола, которое он носил на груди), и этот запрет был для Мордехая окончательным и необсуждаемым. По мере развития событий поведение Иегуды и Мордехая полностью оправдало себя: ни тот, ни другой не пострадали именно благодаря своей смелости.

Следуя хорошему примеру, Мордехаю удалось вселить чувство гордости в сердца многих людей. Когда Аман издал указ об уничтожении еврейского народа, никому из евреев не пришло в голову отказаться от своей веры, чтобы избежать смерти. И в тот момент мы все стали евреями. Таким образом Мегилат Эстер — книга, в которой впервые наш народ называется евреями.

Это имя закрепилось за нами потому, что в течение последующих 2500 лет нас неоднократно проверяли на «еврейство». При любом режиме — как доброжелательном по отношению к евреям, так и враждебном (что встречалось чаще) — мы боролись с друзьями и врагами, которые стремились навязать нам свою волю за счет наших отношений с Всевышним. А мы вновь и вновь доказывали свою преданность Б-гу, с гордостью называясь евреями, утопая в крови и слезах.

История нашего народа повторяет историю Пурима: сегодня мы рассказываем ее, а наши враги — нет...

Радость Пурима превосходит радость любого другого праздника, потому что она указывает на историю народа, который никогда не допускал рабство в свою душу, — историю Еврея.

Нафтали Зильберберг

 

Шейндл Кроль

Tэги: Пурим